Фармацевтическая и продовольственная мафия. Глава 7

Фармацевтическая и продовольственная мафия. Глава 7ГЛАВА 7

МЕДИЦИНА И СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО — ДВЕ ОТРАСЛИ, ЗАГУБЛЕННЫЕ ДИКТАТУРОЙ ХИМИЧЕСКОЙ ИНДУСТРИИ

Фармакологическое производство представляет собой одну из важнейших отраслей химической индустрии. Среди других направлений химической промышленности особенно выделяются те, которые обеспечивают продукцию для металлургии и топливной индустрии. А также для выработки синтетических материалов, искусственных текстильных волокон, пластиковых материалов, взрывчатых веществ, фотопродукции, парфюмерии, удобрений, пестицидов, фунгицидов, уничтожителей сорняков, всех пищевых добавок к продуктам питания. В том числе всевозможные желатиновые средства, эмульгаторы, консерванты, красители, вкусовые эксгаустеры, сгустители и т.д.

Если этот перечень рассматривать под углом определенной критики, то следует сделать вывод о том, что предприятия металлургического комплекса, производства фотопродукции и парфюмерии — это те отрасли, которые непосредственно загрязняют атмосферу, почву и воду и непрямым способом — животные и человеческие организмы. Все остальные отрасли химической индустрии, вклюая фармакологическое производство, вводят в живые организмы токсические элементы прямым и непрямым способом.

Со дня зарождения всем своим последующим развитием в условиях цивилизации эти отрасли промышленного производства неизбежно создадут в ближайшем будущем предпосылки для своего вырождения и исчезновения. Если отдельные из этих отраслей индустрии вызывают не прямое загрязнение живых организмов через находящиеся в продуктах питания, воде, пое и атмосфере остатки микроэлементов, то фармакологическая промышленность вводит непосредственно в живые организмы большое количество токсических элементов в виде лекарственных препаратов, преимущественно синтетического происхождения.

Я не перестаю повторять во всех трудах на биологическую тему, что живой организм представляет собой закрытый мир, который на протяжении своего существования как нечто само собой разумеющееся должен быть недоступным для проникновения в него любой посторонней субстанции. Все, что необходимо этому организму для обеспечения своего развития и гомеостаза, встречается в чистых продуктах питания: витаминах, минеральных солях, гормонах и т.д.

Единственную опасность можно ожидать от бактерий и вирусов, но иммунная система всегда на страже, она способна исключить или ограничить их воздействие при условии, что ее не ослабили неуместными вакцинациями. Говоря другими словами, только в случае аварии в организм ничего не подозревающих потребителей могут попасть токсические элементы химической продукции через зараженный воздух, почву, продовольствие и воду. Совсем другое

Глава 7. Медицина и сельское хозяйство

203

дело, когда нельзя говорить ни о катастрофе, ни о незнании, когда те же самые потребители вполне сознательно поглощают химическую продукцию, содержащуюся в лекарственных препаратах.

Говоря еще более емкими словами, производителям медикаментов через посредников (врачей) удается убедить большое количество людей любого общества, что химические элементы, входящие в состав лекарственных препаратов, оказывают благоприятное воздействие на их организм. В этом случае мы сталкивается с проблемой магического воздействия на психику индивидуума. Фармацевтические лаборатории используют в своих интересах древний феномен целебной силы лекарств, дошедший и до наших дней. Они основательно эксплуатируют эту древнюю народную веру, опираясь при этом на заинтересованную в этом аллопатическую медицину.

Заболел человек — он не старается вылечиться продукцией природного происхождения, а обращается к врачу, которого он считает единственным средством в борьбе против зла и представляет его себе в виде всемогущего чародея. Он думает, что благородный чародей пропишет ему магическую микстуру, которая немедленно его исцелит. Врач-чародей прописывает больному магическое лекарство, которое он употребляет, не интересуясь даже его химической формулой и ео побочыми, нежелательными действиями. Больной уверен, что непременно выздоровеет благодаря этому лекарству, не предпринимая при этом каких-либо других усилий. Это легкое и одновременно глупое решение. Подобное поведение влечет за собой ряд последствий. Вот два наиболее важных из них:

1. Больной отдает себя полностью во власть врачу-аллопату, который, как правило, совсем ничего (или совсем немного) не объясняет своему пациенту о нежелательных последствиях магической микстуры.

Организм пациента попытается отторгнуть чуждые ему химические субстанции, но в ходе этого противоборства иногда могут быть повреждены некоторые жизненно важные органы.

2. Врач, который прописывает лекарство, эту магическую микстуру, при условии, что она подействует вполне эффективно, попытается внушить окружающим свою колдовскую силу. Возможно, и колдовскую силу, но очень «дешевую», так как ведь не он приготовил микстуру, а лаборатория. Но как бы там ни было, убежденный в правильности своего диагноза, он будет испытывать некоторое чувство всемогущества. Это чувство может проявить себя с очень опасной стороны, так как оно может подтолкнуть врача к той мысли, что пациента можно рассматривать в качестве простой материи, постепенно забывая о бескрайних масштабах человеческого организма, состоящего не только из тела, но и из души.

Подобная ситуация продлится до тех пор, пока во время своей практики врач грубо не ошибется, назначая очередное лекарство. Он поймет, что лечебная практика, которой он себя посвятил, абсолютно не имеет никакой ценности. Он также поймет, что, прописывая одно и то же лекарство при одном и том же диагнозе разным больным, он, таким образом, не добивается никакой эффективности, а еще более усугубляет состояние своих пациентов.

204

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Врач начинает сомневаться в качестве полученного образования, построенного на догматических принципах. Он осознает, что нельзя назначать одно и то же лекарство всем больным, даже если у них проявляется один и тот же симптом, нельзя ни на одно мгновение забывать о том, что существует не болезнь, а больной, и что все пациенты не могут реагировать одинаковым образом на одно и то же лекарство. Поглощенный системой, к которой он принадлежит, и не имея никакой возможности из нее выйти, не повредив своей карьере, он продолжает делать то, что делал и раньше, но в зависимости от обстоятельств иногда заботится о том, чтобы сменить медикаменты. Подобная тактика порой приносит положительные плоды, а порой и нет.

Вышесказанное более чем наглядно дает понять, что вся аллопатическая медицина построена на серии принципиальных непрерывных ошибок и что в лучшем случае она может быть использована только на худой конец.

Аллопатическая медицина выполняет функции острия копья фармацевтических лабораторий, в обязанность которого входит повсеместное распространение продукции, произведенной этими лабораториями. Эмпирическая медицина прошлого использовала лишь в исключительных случаях небольшой перечень лекарств, в состав которых входили химические субстанции, собственноручно разработанные врачами и изготовленные опытными фармацевтами-фармакологами. Медицина этого направления уже не существует, она умерла. Она полностью подменена новой системой, так называемой фармакологической, основной целью которой является извлечение как можно большей прибыли, а не выражение интересов пациентов.

Аллопатическая медицина утратила свое истинное предназначение — защиту человеческого рода от ряда опасных болезней, основной причиной которых является продовольственное и медикаментозное загрязнение. Аллопатическая медицина стала жертвой химической и фармакологической индустрии, которые только способствуют окончательной потере ее авторитета.

Таким же образом жертвой химической индустрии стал другой экономический сектор — сельское хозяйство.

До 1983 г. в лечебном арсенале врача-аллопата фигурировали лекарственные препараты, снятые из продажи по причине серьезных побочных воздействий. С 1993 по 1994 гг. в терапевтическом арсенале того же врача-аллопата среди 8000 препаратов находилось 1400 медикаментов, в состав которых входило 330 выявленных химических субстанций синтетического происхождения нежелательного действия. Следовательно, можно предположить, что существует огромное количество еще неизученных синтетических химических субстанций, являющихся непременным компонентом многих тысяч лекарств.

Каково взаимодействие сотен химических субстанций в организме пациента? Из всего имеющегося в наличии арсенала субстанций врачу может быть известна информация только о нескольких десятках…

Вывод: еще молодой и неопытный врач-аллопат полностью подчинен диктатуре лабораторий, которые навязывают ему свою продукцию, оказывающую как известное, так и неизвестное и нежелательное побочное действие, которое

Глава 7. Медицина и сельское хозяйство

205

может дать о себе знать в организме пациента через короткий, средний и продолжительный период времени.

Врач-аллопат может отменить назначенный им препарат немедленно только при том условии, если нежелательные последствия применения препарата проявятся за очень короткий период времени. В остальных случаях он совершенно бессознательно принимает непосредственное участие в медикаментозном отравлении своих пациентов.

Перечень медикаментов, которые до сих пор находятся в продаже
и являются крайне опасными, став предметом обсуждения в СМИ

Лекарства мутагенного характера

Некоторые транквилизаторы, снотворные и успокаивающие средства. Вызывающие галлюцинации.

Некоторые вакцины против вирусного гепатита, гриппа, бруцеллеза, кори и др. Отдельные противораковые медикаменты – алкольян, уретан, формальдегид. Лекарственные препараты против тропических болезней.

Лекарства, оказывающие тератогенное действие (приводящее к
возникновению аномалий развития и уродств у новорожденных)
Метронидазол (флагил.)*

Талидомид (контерган.)*

Некоторые лекарства, принимаемые в период беременности или непродолжительное время до беременности: анестезирующие общего и локального характера, болеутоляющие (аспирин, парацетамол, фенацетин), противосудорожные и транквилизаторы или такие антидепрессивные средства, как диазепам, амидопирин, троксидон, фенобарбитал и др.

Некоторые противоопухолевые препараты.

Некоторые антибиотики.

Глюкокортикоиды (преднизолон).

Синтетичские половые гормоны (андрогенные и эстрогенные).

Жаропонижающие (хинидин).

Лития карбонат.

Меклицин, производное дифенилметана.

Марцин, производное меклицина.*

Ленотан (дебендокс или бендектин). *

Роаккутан и аккутан.*

Тигазон.*

Диэтилстильбэстрол.*

Дистильбэн уцефа.*

Стильбэстрол Борн.*

Эстростильбэн.*

*Все медикаменты, обозначенные звездочкой, уже вызывали тяжелые несчастные случаи, описанные СМИ. Жертв этих происшествий насчитывается сотни и даже тысячи, что явилось поводом для громких судебных дел. Все остальные медикаменты, обозначенные как опасные, в большинстве случаев продолжают оставаться в продаже, разрушать здоровье пациентов и вызывать смертные случаи.

206

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Опасные психотропные препараты

Валиум.

Либриум.

Нобриум.

Могадон.

Рогипноль.

Фенотиазин (хлорпромазин-промазин и т.д., ларгактил-клозазин).

Бензодиазепин (диазепам-нитразепам).

Амфетамин.*

Метаквалон.*

Противозачаточные средства

Все противозачаточные таблетки.

Ановлар 21.

Патентекс.

Обезболивающие средства

Феназон и его производные (аминофеназон или пиразолон-профеназон и т.д.).

Пирамидон.*

Фенацетин.*

Парацетамол.*

Метамизол (новалгин и низидил).*

Амидопирин.*

Норамидопирин.*

Клиоквинол (мексаформ и энтеро-виоформ).*

Все салициловые средства на базе ацетилсалициловой кислоты.

Противовоспалительные средства

Кортизон и его производные (дексаметазон).

Индометацин.

Напроксен.

Сулиндак.

Триамцинолон.

Противодиабетические средства

Инсулин.

Фенформин, глюкофаг-силубин ретард.

Бутформин.

Антигипертензивные средства

Тимолол.

Альдомет.

Допамет.

Сембрина.

Глава 7. Медицина и сельское хозяйство

207

Резерпин, серпаз, эзидрекс, лазикс, фуросемид, диазоксид, дигидралазин, оксипренолола гидрохлорид, амилорида гидрохлорид, тимолола малеат, тензерликс, гидрохлортиазид.

Все альфа- и бета-блокаторы, пропранолол, альпренолол, пиндолол.

Средства при гиперлипидемии (против образования в крови нейтральных жиров и триглицеридов) и атеросклерозе

Клофибрат.

Аполан, атеропронт, лиаптем, негалип, регелан, склеромекс, атеролип, клофирэм, липавлон 500, нормолипол, липанор, липантил, липур.

Плювиско.*

Вазодилататоры

Компламин, циклоспазмол, глюдилат, ламюран, лиофтал, панергон, праксилен, раникол, сибелиум, стугерон, суприлент, трентал, васкюлат, кордиазол -дикодид.

Корватон и корвазал.*

Противоревматические средства

Все медикаменты на базе фенилбутазона и оксифенбутазона;* бетаметозон.

Бутадион и бутазолидин.*

Индометацин – индоцид.

Флозинт.*

Пироксикам.*

Пацимол.*

Фелден.*

Сулиндак.

Противовирусные препараты

Катерген.*

АЦЦ.*

Антибиотики

Хлорамфеникол.*

Урфамицин.*

Флуимуцил.*

Канамицин, эритромицин, илозон, патомицин, этридоксин, ромбицин.

Слабительные средства

Все слабительные на базе фенолфталеина, дифенилтетана, оксифенизатина.

208

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Антисептические препараты

Все продукты на базе формальдегида.

Формидрон.*

Средства, вызывающие потерю аппетита

Все, в том числе амфепрамон.

Противомикробные и противопаразитарные средства

Нитрофурантоин (фурадонин, фурадантин).

Фуразолидон (фуроксон).

Пириметамин, сульфадоксин (фанзидар).

Салазопиридазин, бактрим, езаприм, эксозептоприкс.

Макролиды (продуцируемые лучистыми грибами) эритромициновой группы (эритроцин).

Цефалоспорины (цефрадин, цефалотин, латомоксет, моксалактам).

Циклины тетрациклиновой и миноциклиновой группы (миноцин).

То, что еще можно узнать:

— о нежелательных побочных явлениях, полученных в результате клинических экспериментов и указанных самими лабораториями.

То, чего никогда невозможно узнать:

— о нежелательных побочных явлениях, непредвидимых даже самими лабораториями из-за отсутствия клинических экспериментов. Они могут проявиться в ходе продолжительного приема опасных лекарств (в течение 5—10 лет);

— нельзя предвидеть несчастные случаи, которые могут произойти внезапно во время самого лечения (реакция повышенной чувствительности организма на препараты).

Эксперименты на людях проводятся не часто. Те, которые проводятся на животных, не являются достаточно надежными, так как их результаты не могут быть автоматически перенесены на человека. Только те эксперименты имеют реальную ценность, которые проведены на больных или даже на здоровых лицах (которые служат в этом случае подопытными кроликами) и результаты которых получили положительную оценку.

Ввиду отсутствия информации о специфике принятых больными лекарств, принимая во внимание слепое доверие пациентов к аллопатической медицине и их продолжительную пассивность в случаях внезапного появления нежелательных эффектов после приема лекарств, практически невозможно собрать точную информацию обо всем огромном ущербе, который наносится химическими субстанциями синтетического происхождения на организм человека.

Только лечащий врач может узнать обо всем этом, но при условии его личной заинтересованности и тщательного, неторопливого приема минимального количества пациентов. Однако большинство врачей, к сожалению, прини-

Глава 7. Медицина и сельское хозяйство

209

мают много пациентов. Поэтому они не могут позволить себе систематическое наблюдение за каждым из своих пациентов, что стало бы для них повседневной нормой.

В этом основная причина того, что поступающие в Центр фармакологического надзора «сигнальные карточки» малочисленны и отображают очень небольшой список лекарств, о вредности которых уже давно всем известно: висмут, амидопирин, норамидопирин. Таким образом, от глубокого анализа ускользает огромное количество медикаментов и, в частности, такой группы, как: антигипертензивные препараты; антидепрессанты; гипохолестеринемические; эстрогенные средства и ряд других.

Главными жертвами этой продукции становятся пациенты в возрасте от 45 до 80 лет, которые страдают различными хроническими заболеваниями и замечают проявление различных органических нарушений только после приема опасных медикаментов, которые способствуют преждевременной гибели организма.

Изучение нежелательного воздействия 330 синтетических
препаратов

Субстанции синтетического происхождения по отдельности или во взаимодействии с другими им подобными входят в состав примерно 1400 фармацевтических препаратов.

Изучено и установлено, что они оказывают отрицательное воздействие на:

1. Печень.

2. Артериальное давление.

3. Дыхательную систему.

4. Почки.

5. Напчечники.

6. Кожный покров.

7. Систему пищеварения.

8. Кишечник.

9. Сердечно-сосудистую систему.

10. Психику.

11. Зрение.

12. Слух.

13. Являются причиной таких заболеваний, как цефалгия (головная боль), вертиго (головокружение), тошнота.

14. Отрицательно влияют на протекание беременности.

15. На состав крови (изменяют формулу крови).

Примечание: Приведенные в предыдущем разделе названия — это названия химических субстанций, входящих в состав медикаментов, а не названия самих лекарств. Читатель должен поэтому внимательно относиться к названию этих субстанций, которые фигурируют, как правило, под или после названия самого лекарства. Эти медикаменты не вошли в перечень уже изученных ле-

210

Фармацевтическая и продовольственная мафия

карств. Они-то и вызвали большое количество несчастных случаев перед тем, как были изъяты из продажи.

Медицина и сельское хозяйство — две загубленные отрасли:
удивительная параллель

От того сельского хозяйства, каким его знали наши предки, традиционного, исполненного почтения ко всему натуральному, разнообразного и адаптированного к различным климатическим условиям, остались лишь благие воспоминания на пороге третьего тысячелетия. Прежнее сельское хозяйство было загублено зерновыми, химическими трастами, а также трастами по изготовлению сельскохозяйственной техники и, наконец, самой политической властью и профсоюзами, находящимися в зависимости от государственных структур.

Подобный удар претерпела и традиционная медицина, уважительно относящаяся к фундаментальной природе человеческой личности, ее физиологической и психической сущности. Терапевт тех времен был способен вылечить практически все заболевания (чего нет в настоящее время, и при этом наблюдается тенденция к специализации). Это была медицина, адаптированная ко всем провинциальным департаментам (примером может служить сельский врач). Такая медицина, если она еще не совсем умера, находится в состоянии агонии, постепнно уничтожаемая фармацевтическими трастами, производителями медицинского оборудования, компьютеров и, наконец, политической властью и некоторыми профсоюзными синдикатами, подчиненными этой власти.

Политическая власть во имя ошибочной социальной идеологии в течение нескольких десятков лет не прекращает осуществлять давление на либерализм (движение за частную собственность) и корпоратизм, присущие медицинской профессии. В последние годы наблюдается подобие коллективизации медицинского корпуса и создание центров здоровья.

Главная идея этого плана коллективизации заключается в обеспечении каждому гражданину права доступа к лечебной технике, будь он беден или богат. И эта полная коллективизация должна подкрепляться полной солидарностью. Но что парадоксально, так это то, что гражданину внушается, что эта солидарность должна быть обязательной! Солидарность — это чувство взаимной ответственности между несколькими лицами или взаимное совпадение интересов или, наконец, чувство гуманизма, братства или взаимная зависимость между людьми.

Таким образом, со стороны соответствующих личностей должен быть обязательный консенсус. Но подобного взаимопонимания не существует. Только представьте себе на минутку: может ли такой консенсус существовать, и смог бы он вообще существовать, если бы государство не насаждало его настолько грубым образом?

Какой референдум смог бы ответить интересам тех, кто задумал создание организации, подобной Службе социального обеспечения Франции и получившей иное азвание в остальных странах? И много ли нашлось бы желающих

Глава 7. Медицина и сельское хозяйство

211

участвовать в ее финансировании, которое становилось все более и более проблематичным? Ответы могут быть только отрицательными.

Проект полного развала аграрного сектора и медицины был и остается одной из главных целей отдельных мировых технократов, которым уже удалось частично привести сельское хозяйство и фермеров к катастрофическому состоянию путем систематического разрушения земельного достояния, отравления окружающей среды, истощения природных ресурсов, разнообразия животных и растительных видов. Им удалось убедить фермеров в том, что земля — это, прежде всего, орудие труда, и только потом недвижимость, призванная обеспечивать высокую урожайность с помощью удобрений, пестицидов и другой химической продукции, и вовсе не надо беспокоиться об истощении земель и об отравлении подземных вод.

В результате такой деятельности подвергается опасности здоровье потребителей сельскохозяйственной продукции, употребляющих ежедневно в пищу значительное количество вредных и токсичных химических субстанций со средним и продолжительным сроком действия, что приводит к серьезным заболеваниям, которые современная медицина вылечить не в состоянии. Но этот бесспорный факт мало заботит мировых технократов: лишь бы химическая индустрия, акции которой принадлежат государству, приносила существенные доходы.

Таким образом, развал, произошедший в аграрном секторе, в настоящее время наблюдается, и в области медицины. Как и аграрники, врачи теряют шаг за шагом свою индивидуальность, так как определенные круги стараются сбить их с правильного пути. Как в свое время обрабатывали фермеров ежедневной рекламой (о достоинствах удобрений, пестицидов, фунгицидов, химических средств борьбы с сорняками), так в настоящее время фармацевтические лаборатории обрабатывают врачей подобной рекламой. Они заставляют медиков поверить в то, что каждое новое лекарство является панацеей, которая неизбежно приведет к исчезновению всех заболеваний.

Как в свое время фермерам давались советы аграрными советниками и банковскими структурами, например, Cr?dit agricole, о рациональной обработке земли с помощью современной техники, при этом не учитывалось состояние почвы, а высокую производительность надеялись обеспечить применением удобрений; так ныне фармакологические предприятия рекомендуют врачам умные аппараты для облегчения диагностики и лечения.

Медицина идет по пути преобразования искусства врачевания в индустриальную отрасль и коммерцию. Врачи, пользующиеся в своей практике промышленной аппаратурой, перестали осматривать больных: они их только опрашивают. При постановке диагноза медики уже не доверяют своим профессиональным знаниям, в основе которых заложена интуиция и знание своего дела: они оставляют право лечения больного за комьютером. Все это выглядит ннадежным и рискованным и не опирается ни на одну из солидных научных баз.

Компьютер мог бы быть полезным для врача только в том случае, чтобы избежать нежелательного взаимодействия в организме пациента предписанных ему лекарств.

212

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Врач, плохо обученный в университете медицинской практике и даже в период своей интернатуры, с головой, набитой ворохом архаичных и устарелых знаний, а значит бесполезных, еще в первые годы учебы разочаровывается в выборе своей опасной профессии. Он хорошо осознает, что если откроет свой лечебный кабинет с помощью банковского кредита, как это делает фермер в банке «Credit agricole», то у него будет лишь одна забота: как можно быстрее заработать деньги, до того, как столкнешься лицом к лицу с необходимостью погашения срока платежа по взятому кредиту.

Увы, это совершенно законное желание оказывается часто невыполнимым из-за отсутствия пациентов в течение нескольких месяцев и даже лет. Предположим, что молодому врачу все же повезет, и он приобретет относительно важную клиентуру, благодаря своей активности и компетенции. Полученные им гонорары позволят жить в достатке после долгих лет учебы и усилий. Однако очень скоро молодой врач сможет понять, что он стал легкой добычей фармацевтических лабораторий, попав как под их влияние, так и под мощный медицинский пресс.

Такой врач вынужден ежедневно проводить большое число приемов, что совершенно его истощает. Он больше не располагает необходимым временем, чтобы думать, повышать свой профессиональный уровень, быть постоянно информированным. Если ему удается приобрести значительное количество пациентов, то он вынужден сокращать время приема каждого из них. Его консультации становятся подобны заводскому конвейеру…

Если ему расхваливают достоинства компьютера, то он все же решается его приобрести. При этом он не отдает себе отчета в том, что он совершает ошибку, что он устанавливает между собой и своим пациентом необычный прибор, который заставит его забыть все свои диагностические способности, свою профессиональную интуицию, а в сумме и все свое искусство. Врач, добровольно позволивший заманить себя в западню, становится частицей той системы, в которой медицинское искусство полностью подменяется техническими средствами.

Довольно часто повторяются случаи, когда запрограммированные в компьюере симптомы выдают специфические даные о синдромах отдельных заболеваний. Представляется вполне закономерным, если врач, получивший подобный компьютерный результат, потребует от пациента причитающуюся ему сумму гонорара. Но, тем не менее, врач колеблется. Его интуиция подсказывает, что компьютерный диагноз далеко не точен, и что заболевание может быть совсем иным.

Любая, даже современная, техника при ее чрезмерном использовании может быть источником непоправимых ошибок. Достаточно рассмотреть то, что произошло с аграрным сектором в Европе, и то, что происходит в настоящее время в области медицины, чтобы не увидеть в этом решительное намерение их полного уничтожения со стороны высшей межнациональной экономической власти, господствующей в Брюсселе. В основе директив, принимаемых различными комиссиями ЕС и распространяемых по всем странам — членам ЕС, ле-

Глава 7. Медицина и сельское хозяйство

213

жит идея коллективизма, которая оказывается чрезвычайно опасной для будущего частной практики.

Гуманные идеи принесены в жертву социальным проблемам. В этом усматривается проявление теории уклонизма. Его идеи создают из человека послушное и зависимое существо. Они будут развиваться и дальше, вплоть до лишения человека всякой индивидуальности, ради удовлетворения требований опасной идеологии. Гражданин больше не рассматривается как главная ценность системы. Он принесен в жертву подобной идеологии, заклятого врага либерализма, а значит и лишен свободы жить на свой лад, работать, думать и даже говорить. За рамками правил, представляющих основу этой абсурдной идеологии, личность не имеет абсолютно никаких шансов, чтобы выжить. Личность вынуждают полностью подчиниться этим правилам, отказаться от всего личного, потерять всякую индивидуальность, всякое честолюбие.

Тот факт, что технократы считают вышеизложенную идеологию своим мировоззрением, а при этом утверждают обратное, представляется необычным и парадоксальным. Они не устают восхвалять такие ценности, как свобода во всех областях, социальная и налоговая справедливость и ряд других прав… В конце концов, получается, что личность оказывается вообще без каких-либо прав, за исключением права молчать и принимать жесткие правила, которые ведут ее чаще всего к экономическому банкротству.

В подобном положении оказался и фермер. Если он является собственником земли, то он уже не имеет права свободно продать ее третьему лицу. Вступил в действие закон о преимущественном праве покупки. Фермер лишен также права сдавать землю в аренду всем тем, кому он считает нужным, так как закон обязывает его составлять практически пожизненный арендный договор с арендатором.

Хуже того, он больше не имеет права производить те продукты питания, какие он считает более целесообразными; в противном случае он может быть наказан за несоблюдение ранее предоставленных ему квот. Наконец, его обязывают держать свои земли под паром…

В большинстве государств Европы фермер имеет право на укрупнение своего земельного хозяйства. Ему предложили новую, измененную систему социальной защиты как его самого, так и всех членов его семьи. Технократы предложили участие как в производственных, так и в торговых кооперативах. Агрария вынудили взять в банке кредит с целью обновления парка сельхозмашин или других технических средств. Его ориентируют на выбор сельскохозяйственных культур, видов животноводства. Действительно, его лишили оценки того, что могло бы ему реально приносить достаточную прибыль. Выращивать скот ему предложили путем искусственного оплодотворения.

Химическим трастам, реализующим удобрения, пестициды и другие средства обработки почвы и растений, постепенно удалось установить контроль над производством и продажей семян, окончательно поставив, таким образом, фермеров в зависимость. Подобный процесс даже получил название — «зеленая революция». (Монография Пата Роя Моцнея: «Семена земли, общественное или

214

Фармацевтическая и продовольственная мафия

частное богатство». — Бедфорд Шамберс, Ковент-Гарден, Лондон, 1979; Ж.С.Давесне «Загубленное сельское хозяйство», издание Шире, 1989 г.)

Семена, предоставленные в распоряжение фермеров, не могут быть использованы без специальной обработки специфической химической продукцией. Как эта продукция, так и семена продаются одними и теми же компаниями. Так, например, «UPJOHN» — исключительно химическая компания, специализирующаяся на выпуске противозачаточных средств!

И, наконец, агропромышленные трасты практически полностью захватили и подчинили себе рынок производства продуктов питания: сельское хозяйство находится отныне в полной зависимости от индустриальных магнатов.

Само собой разумеется, что Брюссель одобряет, поощряет и благословляет все это. А результаты подобной аграрной политики уже известны:

— уничтожение национального достояния;

— ухудшение состояния окружающей среды в результате укрупнения земельного хозяйства;

— мнимое право собственности (устав о сдаче в аренду недвижимости);

— провал системы трудоустройства молодых фермеров;

— демография сельской местности приняла катастрофические масштабы (за 10 лет число хозяйств снизилось более чем на 30%);

— возврат к целинным землям;

— исчезновение некоторых пород животных, злаковых зерновых культур, овощей и фруктов;

— нарушение качества пищевых продуктов, вызванное деятельностью агропромышленных трастов, ставящих под угрозу здоровье потребителей (изготовление различного рода добавок к пищевым продуктам);

— загрязнение почвы, воды, подземных вод удобрениями, пестицидами
и т.д.;

— нарастающая стерилизация почвы вызывает опасение, что через 20 лет в Европе наступит голод беспрецедентных масштабов.

По правде сказать, хороши результаты! Налицо реальный и очевидный крах якобы хорошо продуманной попытки политиков создать коллективные хозяйства на селе. Однако из-за отсутствия должной информации широкой публике об этом пока мало что известно.

Я хотел бы высказать свое опасение по поводу того, что подобное бедствие начинает поражать как врачей, так и саму медицину в целом. Это бедствие уже начинает проявляться в следующем:

— врач (в том числе и представитель «парамедицины») потерял право свободно устанавливать величину своих гонораров;

— врач не может больше свободно выбирать подходящий ему сектор деятельности;

— врач не имеет больше права прописывать рецепты на свое усмотрение: его деятельность находится под постоянным контролем;

Глава 7. Медицина и сельское хозяйство

215

— обстоятельства вынуждают врача идти на подписание контракта с различными органами о взятии кредита для приобретения медицинского оборудования;

— врача поставили в принудительные рамки в выборе медикаментов, предлагая ему новую продукцию (так называемую более качественную) в ущерб некоторым, более эффективным лекарствам.

Фармацевтическим трастам, уже взявшим на себя ответственность за подобную ориентацию врачей при выборе лекарств, удается навязывать свою новую продукцию путем введения в практику серии испытаний третьей фазы (то есть испытаний действия лекарств на пациента), что представляет само по себе уже чистой воды мошенничество. Более того, были созданы такие лекарства, которые могут быть прописаны больному при условии обязательного назначения других дополнительных препаратов, которые якобы способствуют нейтрализации нежелательных эффектов предыдущих медикаментов. Отсюда двойная прибыль для лабораторий.

Тем же самым трастам удалось заставить врачей поверить в то, что пациенты, страдающие одной и той же болезнью, могут быть все вылечены одним и тем же лекарством. При этом якобы не обязательно учитывать физиологические и психологические особенности каждого индивидуума, то есть индивидуальные особенности, свойственные каждому отдельно взятому пациенту.

В результате из-за пренебрежения психологическими особенностями пациентов, совершения ряда ошибок при назначении лекарств здоровью больных был нанесен непоправимый ущерб. Как и в сельском хозяйстве объект воздействия (почва) «обречен» и представляет собой не что иное, как «орудие производства», предназначенное только для обеспечения высокой производительности труда, так и современная медицина под влиянием лабораторий «стерилизует» защитные функции организма в результате введения в него более или менее опасных химических субстанций, которые организм не в состоянии эвакуировать через естественные выводные протоки. В аграрном секторе продолжается процесс отравления почвы и подземных вод. Происходит необратимый процесс отравления людских организмов, которые уже больше не в состоянии изыскивать необходимые внутренние ресурсы для борьбы с возникающими заболеваниями.

Медицина перестала быть кустарной и приобретает все больше и больше индустриальный характер, становится коммерческой из-за упразднения рецептурного приготовления лекарств. Ни один из современных врачей не способен заниматься этим древним ремеслом своих предков: теперь сами лаборатории предлагают свою продукцию, уже готовую к использованию.

Подобный процесс происходит и в аграрном секторе: фермер больше не в состоянии самостоятельно изготавливать удобрения и средства для борьбы с паразитами.

В противоположность тому демографическому процессу, который наблюдается в сельском хозяйстве, широко распахнуты двери для тех, кто желает сделать медицинскую карьеру. В основе подобной политики лежит основной прин-

216

Фармацевтическая и продовольственная мафия

цип: чем больше будет врачей, тем больше будет выписываться медицинских рецептов и тем выше будут доходы фармакологической индустрии, тем больше будет покупателей медицинского и информационного оборудования.

одобно тому, как в аграрном секторе была поддержана идея учреждения GAEC (Объединение фермеров по типу коммун), так и в медицине было одобрено создание медицинских ассоциаций (лечебных кабинетов гражданских групп и средних компаний). Основной целью их создания было облегчение контроля над их деятельностью, а также использование в качестве альтернативы независимости и индивидуализму, которые свойственны врачам-терапевтам.

Была произведена попыта внести раскол в ряды вачй-пракиков путем формирования центров здоровья, создавших серьезную конкуренцию частным практикам. Кроме того, всячески поощрялось стремление врачей к получению специализации с целью нанесения удара по сплоченности медицинского корпуса и разрушения свойственного ему стремления к корпоратизму. Было дано разрешение на создание такой ассоциации, как SOS-медицина, и ее небольших филиалов. Короче говоря, всячески поддерживался дух конкуренции с целью расчленения медицинского корпуса на ряд мелких объединений.

Какие же результаты можно наблюдать в результате всех этих преобразований в медицинской области?

Ответ можно дать легко: полная катастрофа, так как любая помощь оказывается бесполезной.

Оценка, данная Руфье еще в 1988 г. медицине как полуразложившемуся сектору, превзошла в наши дни все ожидания.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://vitnik.ru/10lui_brouer.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *