Фармацевтическая и продовольственная мафия. Глава 5

Фармацевтическая и продовольственная мафия. Глава 5ГЛАВА 5

ПРИМЕР ГОСПОДСТВА ГОСУДАРСТВЕННО-ФАРМАЦЕВТИЧЕСКОЙ ДИКТАТУРЫ: ПОСТУПЛЕНИЕ НА РЫНОК ТАБЛЕТОК

Факты

Для сосудов таблетки – это горечь. Этот факт был установлен в 1989 г. Впервые о нём сообщил доктор Д. Аберт (сердечно-сосудистая хирургия, служба доктора Пьетри, Амьенский CHU). Во время конференции в Северо-западном французском колледже сосудистой хирургии он сделал доклад о таких сосудистых заболеваниях, как грудная и брюшная жаба, инфаркт, внезапно наступающее нарушение мозгового кровообращения (AVC) у женщин, которые принимают таблетки. Доктор Д. Аберт уточнил: «Ошибочно считать, что минитаблетки или микродозированные таблетки оказывают более результативное воздействие. Если их приём по сравнению с сильно дозированными таблетками и уменьшает венозный тромбоз, то атерогенный риск одинаков».

Таблетки являются иной формой загрязнения, которое практически уже совершено лабораториями при молчаливом согласии политических кругов. Эстро-прогестативные таблетки получили широкое распространние без должного проведения клинических испытаний в течение обязательного времени, то есть в течение 15 лет.

Вся эта ситуация вновь возникла в 1968 г. Вместе с равенством, завоёванным в 1968 г. на мощеных улицах, женщины провозгласили право самим выбирать время для беременности. В результате этого завоевания, которое можно считать правомерным или неправомерным и подтвержденным законом Вейля от 1975 г., сформировалась зависимость, драматические последствия которо проявляются сегодня.

Политические деятели, стремящиеся компенсировать феминистские требования, и фармацевтические лаборатории, взявшие на себя обязательства провести исследования, которые должны привести к получению существенных прибылей, несут полную ответственность за небрежно проведенные испытания, результаты которых выглядят фальсифицированными. Именно это подчеркнул профессор Израэль в предисловии к книге «Горькая пилюля» доктора Гранта. Он пишет: «Говоря о других областях медицины, можно с уверенностью сказать, что препараты, вызывающие подобные последствия, никогда не получили бы разрешения для поступления на рынок медицинских препаратов.

Скандал вокруг противозачаточных драже Диане-35

Летом 1994 г. немецкие исследователи обнаружили онкологические свойства драже «Диане-35», производимых Шеринговской лабораторией.

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

149

Федеральный институт лекарственных средств и медикаментов Германии контролирует поступление всех медикаментов на рынок страны. В течение лета 1994 г. сотрудники института разработали методику проверки токсичности ацетата ципротенона. Этот препарат входит в состав «Диане-35». По этой проблеме было проведено два исследования. Первое — в начале 1994 г. общественным Институтом исследований радиации и окружающей среды г. Нойехерберга, расположенного вблизи г. Мюнхена и финансируемого на 90% Федеральным министерством исследований. При этом in vitro и in vivo были исследованы клетки печени крыс. Второе исследование, результаты которого были опубликованы в июне 1994 г., было проведено Фармакологическим институтом при университете г. Генуи (Италия). Исследовались клетки печени человека. Эти два исследования привели к одинаковым выводам: ацетат ципротенона наносит ущерб ДНК; отсюда следует: существует риск возникновения онкологических образований…

Если бы «Диане-35» был изъят из продажи на немецком рынке медикаментов, то Шеринговская лаборатория рисковала потерять 400 млн. немецких марок, что составляло 10% её торгового оборота. Шеринговская лаборатория упорно защищалась и настаивала на том, что вышеупомянутые драже не несут в себе никакой опасности.

Санитарные последствия

Вот краткое изложене медико-санитарных последствий:

— изменение формулы крови с увеличением числа тромбоцитов и формированием сгустков крови в сосудах различных органов;

— ночные судороги в ногах с набуханием вен в результате утолщения стенок сосудов и последующим блокированием отходов метаболизма, которые задерживаются в кровяном потоке;

— риск тромбоза с утолщением внутренних стенок сосудов;

— снижение эластичности кровеносных сосудов с возможностью внутреннего кровоизлияния. Принято считать, что риск внутреннего кровоизлияния в периферические ткани мозга возрастает в 6 раз для тех, кто принимает драже, и в 22 раза для тех, кто еще и курит (доктор Е. Грант);

— увеличение артериального давления со всеми вытекающими отсюда последствиями;

— депрессии, порой очень глубокие, способные привести к попытке самоубийства;

— онкологические заболевания в соответствии с данными таблицы 3 Международного центра онкологических исследований (г. Лион, Франция).

Результат: дискредитация аллопатической медицины

В течение двадцати лет монополия официальных онкологов Л. Швартценберга, Л. Израэля и Г. Матэ была безгранична и не вызывала каких-либо претензий. Сегодня эти смые онкологи публично заявляют о признании своей вины.

150

Фармацевтическая и продовольственная мафия

История происхождения таблеток сопровождается тенью политических интриг, создававших благоприятные условия для получения громадных финансовых прибылей. Это было не что иное как сговор в самом унизительном смысле этого слова между политиками, лабораториями и медицинским миром, давший повод для мирового скандала. Медицинский корпус не отреагировал на это так, как следовало бы это сделать. Нужно было осознать всю ту опасность, которую представляет для организма человека препарат ненатурального происхождения, а точнее говоря, когда происходит подмена натуральных гормонов синтезированными и в организме пользователя пилюль происходит блокирование процесса выработки натуральных гормональных продуктов.

Подобное бездействие и безразличие являются чрезвычайно грубой ошибкой со стороны медицинского корпуса, что может повлечь катастрофические последствия для будущего рода человеческого. И с этим нужно считаться, так как даже ошибочно принимая противозачаточное средство, вызывающее отклонение от нормы, женщина разрушает свой организм и тем самым способствует снижению рождаемости. При этом таблетки являются фактором прямого загрязнения организма, что уже оказывает влияние на всё общество.

Проведенные в Великобритании исследования показали, что факт употребления эстро-прогестатинов в 3 — 6 раз увеличивает риск возникновения тромбофлебита. Инициаторы производства таблеток, проводя эксперименты на животных, не давали себе отчёта в том, что эстро-прогестатины нарушают физиологический баланс очистительных функций печени.

И, наконец, само по себе вызывает настороженность то, что по истечении определенного времени, а это уже известный факт, вследствие продолжения приема противозачаточных средств гормоны роста претерпят существенные изменения. Поэтому этот гормональный препарат оказывает влияние в первую очередь на развитие клеток и на состояние многочисленных клеточных тканей. В случае подобных изменений и нарушений всего клеточного баланса возникают предпосылки для развития онкологических заболеваний.

С тех пор как существуют таблетки, какое количество женщин употребило их словно конфеты, не зная механизма их действия и всех последствий их приёма, и сколько из них поплатились своим здоровьем или своей жизнью за употребление противозачаточных средств? Ответ, увы, прост: многие миллион во всем мире.

Однако это нисколько не волнует лаборатории, разбогатевшие и продолжающие увеличивать свои прибыли на продаже злополучной продукции. Они достигли своей цели, заставив медиков и женщин поверить в то, что противозачаточные средства не опасны для здоровья.

В 1988 г. профессор Жуайе, который был директором Онкологического института г. Монтпелье (Франция), заявил в ходе переговоров в Монак:

«Вообще-то, статьи об опасных последствиях применения таблеток появляются в прессе систематически спустя недели или месяцы после опубликования многочисленных противоположных статей, имеющих целью нейтрализовать информацию об опасных последствиях применения таблеток. Эти заказные статьи чаще всего финансируются фармацевтическими лабораториями».

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

151

Профессор Анри Жуайе был весьма критичен, когда заявил на страницах журнала «La Recherche» (1988 г., том 19) следующее: «Мошенничество — это ежедневная научная практика в реальной жизни».

Это и объясняет то, что при поражающем количестве статьей, опубликованных в таких престижных медицинских журналах, как «The Lancet», «British Journal of Cancer», «European Journal of Cancer», «Clinical Oncology», указывающих на опасность применения таблеток, другие псевдонаучные и щедро оплачиваемые лабораториями издания продолжают доказывать безвредность таблеток.

Влияние законодательства на отношения врачей — добровольное прерывание беременности и его демографические последствия

Между 1974 и 1990 г. рождаемость во Франции значительно снизилась. В 1974 г. насчитывалось 791 тыс. новорожденных, что очень мало для того, чтобы обеспечить восполнение поколений. В течение этого года 36,4 тыс. женщин отправились в Великобританию, где аборты допустимы до 28-й недели беременности.

17 января 1975 г. в период максимального снижения уровня рождаемости был издан закон Вейля. В 1974 г. индекс рождаемости был равен 2,09. В 1975 г. он снизился до 1,93, в 1976 г. — до 1,83, в 1993 г. — до 1,48. В 1976 г. было 720 тыс. новорожденных. Это не могло обеспечить нормального демографического восполнения населения.

Как обстоят дела сегодня? Закон об IGV (добровольное прерывание беременности — ДПБ) легализует 230 тыс. ежегодных абортов. Это соответствует 30 ДПБ на каждые 100 беременностей. Также допустимо констатировать, что
30% человеческих жизней было прервано в эмбриональный период или после него. Если бы этого закона не существовало, а 80% детей рождались бы нормальным образом, то приблизительно 6 млн. маленьких французов могли достичь к 2020 г. возраста от 10 до 30 лет. В действительности же число новорожденных в 1979 г. сосавило 770 тыс.

Франция предстаёт как демографически стареющая страна перед лицом галопирующей демографии иммигрантов, которых она принимает на своей территории. Индекс рождаемости этих иммигрантов составляет 3,9. Если отнестись серьёзно к расчётам на ближайший 30-летний период, то, учитывая демографическую стабильность и неизменный индекс рождаемости этих иммигрантов на протяжении расчётного периода, можно смело утверждать, что в 2020 г. во Франции будет проживать примерно 13 — 15 млн. человек из числа иммигрантов. Во Франции легализовано 420 общественных центров, предназначенных для ДПБ, и более 400 частных центров ДПБ.

Другой пример господства государственно-фармацевтической
диктатуры — вакцинация населения

Вакцинация должна отвечать принципу: лучше предупредить, чем лечить. Однако если этот принцип сам по себе и представляет ценность, не стоит говорить о нем тогда, когда речь идет о вакцинации.

152

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Э. Дженнер своим открытием доказал, что для активизации системы иммунной защиты организма не обязательно проводить инъекцию патогенного агента. Протеины или протеиновые фрагменты, имеющие чужеродное происхождение и именуемые антигенами, способны стимулировать иммунную реакцию организма.

Вакцинация основана на принципе памяти организма. Если иммунная система первый раз встречается с антигеном, то она противодействует ему, воспроизводя клетки, которые будут сохранять иммунную память об антигене на протяжении всей жизни человека. При повторной встрече с подобным антигеном иммунная система организма вступит с ним в противодействие. Таким образом, вакцины, которые содержат антигены в безопасной форме (sic), помогут организму распознать инфекционный агент для последующей борьбы с ним без риска приобрести какое-либо заболевание.

Это и утверждают в статье, опубликованной в декабре 1988г. в журнале «American Science», вакцинирующие врачи, сторонники вакцинации Томас Маттей и Дани Болоньези, совместно работающие в лаборатории вирусологии Медицинского центра при Университете Дюка (США). Заявив, что вакцины содержат антигены в безопасной форме, о чем вы сами могли убедиться, прочитав это, далее они пишут, что традиционные вакцины содержат цельный вирус, инактивированный или сильно ослабленный, однако инъекция такого вируса всегда сопровождается риском. Они добавляют в этой статье, что живая полиомиелитная вакцина, например, ежегодно провоцирует несколько случаев заболевания так называемого вакцинассоциируемого полиомиелита… Они также утверждают, что вакцины, составленные из вирусных подэлементов, представляются им также вредными; при этом они исходят из того факта, что эти подэлементы, будучи иногда неразличимыми для иммунной системы, надо чаще комбинировать со вспомогательными агентами, которые повышают их иммунногенность. Оба исследователя считают, что выбор этих подэлементов имеет очень деликатный характер, потому что все компоненты патогенного агента не являются предметом иммунной защиты, и что эти подэлементы порождают нежелательные реакции, противодействующие защитной реакции организма.

О чём они остерегаются говорить, как и все вакцинирующие врачи, так это об опасности, которую представляет собой метод получения ряда вакцин, с использованием культуры ткани почек обезьян или куриных эмбрионов.

Общеизвестно, что так называемые случайные вирусы находятся в культуре ткани и их нелегко обнаружить и удалить. Проблемы, связанные с получением вирусов, которые используются для создания вакцин, носят комплексный характер в силу того, что вирусы не могут подобно микробам, развиваться в питательной среде. Для их существования и репродукции необходимы клетки тканей. А эти клетки, уже полученные из органов животных, содержат вирусы, характерные для данного вида животных.

Так, например, канцерогенный вирус SV40 был обнаружен в почках обезьян, которые используются для изготовления полиомиелитной вакцины. Этот факт был открыт в 1960 г. Свитом и Хиллеманом. Однако миллионы лю-

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевической диктатуры

153

дей были вакцинированы в течение последнего десятилетия вакциной, приготовленной подобным образом.

Можно задаться вопросом, у скольких вакцинированных людей развились онкологические заболевания спустя многие годы после такой вакцинации.

Было доказано, что вирус SV40 провоцирует образование опухолей у хомяков и преобразует in vitro (в пробирке) нормальные человеческие клетки в канцерогенные. Кроме этого, следует отметить, что формалин не убивает вирус SV40. Он сохраняет все свои свойства в процессе обработки формалином, то есть при обязательном процессе изготовления вакцины из инактивированного вируса полиомиелита. Это стало известно нам из двух публикаций в журнале «American Review of respiratory diseases» (том 88, 3 сентября 1963 г.) и в журнале «Postgraduate Medicine» (том 35, 5 мая 1964 г.).

Мнения некоторых ученых

Доктор Леонард Хейфлик, работающий в Институте анатомии и биологии Вистара (Филадельфия, США), в статье, опубликованной в журнале «Laboratory Practice-U.S.A.» в декабре 1970 г., писал следующее: «Почки собак, используемые в настоящее время в Америке для изготовления вакцины против кори, содержат непредвиденный потенциал вирусной флоры. Известны разные канцерогенные вирусы собак, в том числе те, которые приводят к образованию папиллом, венерических собачьих опухолей, а также собачьей мастоклеточной лейкемии…

Все знают, что наиболее важные канцерогенные вирусы животных (те, которые могут быть идентифицированы у приматов, SV40 и канцерогенные аденовирусы) проявляют свои канцерогенные качества только тогда, когда они попадают в организм другого вида. Никакой канцерогенный вирус примата не приводит к образованию опухолей у того вида животного, собственный вирус которого идентичен вновь приобретенному. Однако эти же вирусы могут вызвать образование опухолей у гетерогенных (чужеродных) видов животных. Поэтому SV40 и канцерогенный аденовирус являются опухолеобразующими не в своей родной среде, а только у других видов животных.

Вот наш ответ на вопрос о безопасности для человека вирусных вакцин. Наш вывод будет следующим: риск возникновения онкологических заболеваний будет более высоким при использовании вакцин, которые приготовлены с использованием клеточных культур животных, чем тех вакцин, которые приготовлены с использованием клеточных культур человека; канцерогенный потенциал вакцины будет значительно ниже, если она приготовлена с использованием клеточных культур животного, которому эта вакцина и предназначена».

Профессор Ж. Клаузен из Института превентивной медицины при Университете Оденса (Дания) в марте 1973 г. заявил:

«Миллионам людей была введена полиомиелитная вакцина, зараженная опухолеобразующим обезьяньим вирусом SV40. Вполне вероятно, что пройдёт 20 лет или более, прежде чем возможные последствия этого вируса смогут проявить себя».

154

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Доктор Леонард Хейфлик, который стал профессором микробиологии в Стенфордском университете штата Калифорния, США, написал в американском журнале «Science» (18 мая 1972 г. с. 813 и 814): «Вакцины против человеческих вирусов принципиально изготавливаются на основе культуры тканей почек обезьян и первичных эмбриональных культур цыплят; как первые, так и вторые могут быть заражены…»

Профессор Ж. Александрович и профессор Б. Халилеоковский из Академии наук г. Кракова (Польша) пишут в статье, опубликованной в журнале «The Lancet» от 6 мая 1967 г., следующее:

«Уже опубликованные отчёты, как и наши наблюдения, показывают, что вакцинация против оспы иногда провоцирует появление лейкемии. У пятерых детей и двух взрослых, которые наблюдались в клиниках г. Кракова, вакцинация против оспы сопровождалась сильными локальными и общими реакциями, а также лейкемией».

Доктор Б.Дюпперант из госпиталя Святого Луи подчеркнул следующее в статье, опубликованной 12 марта 1955 г. в журнале «Медицинская пресса», «La Presse m?dicale»: «Кроме всего прочего, вакцинация провоцирует взрыв лейкемии».

Профессор Рене Дюбо в статье, опубликованной в журнале «Man, Medicine et Environment» (Праегер, Нью-Йорк, 1968), писал:

«Вакцинация против оспы способна провоцировать тяжелый энцефалит у ряда пациентов, если даже она была проведена с соблюдением всех мер предосторожности. Вероятность заболевания оспой сейчас настолько снижена, что риск от подобной вакцинации значительно выше, чем вероятность заболеть самой болезнью».

В журнале «Жизнь и практика («Vie et Action») за март—апрель 1966 г. можно прочитать следующее:

«В Великобритании вакцинация против оспы является не обязательной с 1898 г. Но в то же время в Великобритании умерли от оспы в пять раз меньше людей, чем во Франции, где вакцинация против оспы является обязательной. Такая же картина наблюдается и в Голландии».

Исследователи Эссекс и Алрой из группы профессора Р.Галло обвиняют полиомиелитную вакцину, изготовленную на основе культуры ткани почек африканских зеленых обезьян в распространении СПИДа (журнал «Science» от 4 октября 1985 г.).

В журнале «Медицинская помощь» («Concours medical») за сентябрь 1969 г. можно прочитать следующее:

«Проблема случайного заражения вакцин вирусами или другими инфекционными агентами имеет большое значение, и она приобрела чрезвычайную значимость в вирусологии в последние десять лет.

Теоретически у любого вида животных, в эмбрионах или клеточных культурах, используемых для производства вакцин, могут «уживаться» инородные вирусы. Вы можете сказать, что достаточно разработать лабораторные методики, позволяющие обнаруживать и, устранять все патогенные агенты. Однако недавний опыт напоминает нам об излишней доверчивости. Потому

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

155

что он доказывает нам существование вирусов, природа которых еще до сих пор неизвестна и которые пока невозможно обнаружить…»

Итак, в 1960 г. Свит и Хиллеман открыли существование обезьяньего вируса SV40 в клеточных культурах почк безьян подвида резус, используемых для приготовления живой полиомиелитной вакцины.

В начале текущего десятилетия Рубин разработал лабораторную методику, позволяющую обнаруживать вирус лейкоза птиц при выращивании кур, а также в куриных яйцах, поступающих из птицефабрик. Итак, имеются все основания считать, что этими вирусами, по крайней мере до 1962 г., была заражена большая часть живых вакцин против желтой лихорадки или против кори, так как эти вакцины получали на основе куриных эмбрионов или куриных эмбриональных культур.

Однако в чём же суть? Всё очень просто — обезьяний вирус SV40 провоцировал развитие саркомы, когда его прививали хомякам. Вирус лейкозаприд, как уже многие знают, является причиной не только лейкемии и других заболеваний кур, но он вызывает формирование злокачественных опухолей у различных видов млекопитающих, в том числе и у обезьян, что было подтверждено рядом последних научных работ. Возникает естественный вопрос: воздействует ли он негативно на организм человека?

В поддержку моей собственной гипотезы, основанной на том, что вакцинации являются причиной СПИДа, я процитирую отчёт группы немецких ученых Хайдельбергского центра, опубликованный в 1981 г. Из него следует, что вирус SV40 был обнаружен в опухолях мозга человека. 25% этих опухолей содержат вирус SV40 не только в его естественной (дикой) форме, но и в совершенно особенной форме, которая произошла из первой (дикой) формы (Krieg et al., Proc. Ant. Acad. Sci., 78-6646-1984).

Этот вирус не введен в геном организма. Он не является инфицированным. Его особенность определяется тем, что в нем просматриваются следы изменений его генетического аппарата. Однако, не будучи способным формировать свою собственную вирусную оболочку, этот вирус становится не чувствительным к воздействиям иммунной системы субъекта (статья опубликована в журнале «La Recherche», №129, январь 1982 г.).

29 декабря 1968 г. в журнале «Монография национального института онкологии» («Nationel Cancer Institute Monograph») была опубликована статья, в которой сообщалось:

«Фактически то, что SV40 ускоряет репродукцию аденовируса человека в клеточных культурах почек обезьян, и то, что можно получить гибриды аденовируса и SV40 в культурах, зараженных этими двумя вирусами, приводит нас к следующему выводу: гибридизация вирусов может осуществляться при совместном инфицировании клеток этими вирусами. Мы обнаружили случаи двойного заражения клеток вирусом SV40 и ретровирусом, SV40 и простым вирусом бешенства».

В 1966 г. профессор Львов привел яркий пример аденовируса 7 (вирус гриппа), который образует вместе с SV40 гибрид, содержащий генетический материал первого и оболочку второго, то есть он имеет ярко выраженные онко-

156

Фармацевтическая и продовольственная мафия

логические свойства. Десятки тысяч американских солдат были недавно подвергнуты экспериментальной противогриппозной вакцинации с подобной комбинацией. Поэтому американское правительство вынуждено было срочно изъять из продажи большое количество вакцин, зараженных вирусом SV40.

В «Монографии национального института онкологии» за 29 декабря 1968 года можно было прочитать другие сообщения и выводы, сделанные многими учёными или научными группами:

«Как показали многочисленные исследования, мы никогда не сможем утверждать, что какая-либо клеточная культура может быть свободна от заражения, потому что необходимо принимать во внимание то, что с помощью имеющихся в нашем арсенале методов мы способны обнаружить только известные агенты. Теоретические возможности всегда безграничны, и мы должны признать, что каждый раз, когда живая или инактивированная вакцина предназначена для инъекции, существует потенциальный риск. Хотя мы все надеемся, что этот риск не заслуживает внимания или маловероятен, его реальная вероятность может быть определена только с помощью наблюдения» (Ф.С. Робинс, School of Medicine – Case Western Reserve University).

«Значительное число доказательств, приведенных во время Конгресса или напечатанных в научной литературе, подтвердили присутствие вирусов, онкогенных агентов, их антигенов и антител. Все они находятся в так называемых нормальных тканях, полученных от приматов и не приматов и используемых в качестве источника клеток для репродуцирования вирусов, необходимых при производстве вакцин для человека» (О.Н.Феллоус. Plum Island Animal Disease Laboratory, Animal Disease Parasite Research Division – U.S. Department of Agriculture).

«Мы изготовили некоторое количество экспериментальных вакцин на основе культур клеток почек зеленых обезьян. Животные, использованные как источник клеточных тканей для этих опытов, находились на карантине не менее 6 нед. перед тем, как были использованы в опытах. Более того, обезьяны были тестированы серологическим методом для определения наличия антител к вирусам SV5 и SA1. Животные, серопозитивные к SA1, были исключены из исследований. Однако мы оказались в затруднении найти обезьян, которые были бы серонегативны к SV5» (Роберт Н.Халл, Lilly Research Laboratories, Индианаполис).

«К нашему удивлению, необычно высокой оказалась инфицированность вирусами культур тканей, рассматриваемых как нормальные. С февраля 1966 г. по февраль 1967 г. мы культивировали и изучили 417 серий культур клеток почек обезьян, полученных от 417 обезьян. Наблюдение продолжалось до тех пор, пока культуры клеток находились в хорошем состоянии. Из 227 обезьян подвида резус (RhM) из Индии и 190 африканских зеленых обезьян из Эфиопии (GM) у 225 почечная ткань была заражена вирусами. Около 50% из них производили каждый месяц один или несколько вирусов, независимо от их подвида или сезонного периода, в течение которого ткани были взяты на анализ. Хотя частота появления скрытых вирусов в так называемых нормальных клетках была достаточно большой, однако эти вирусы остались не обнаруженными. Распозна-

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

157

ние скрытых вирусов требует сложных исследований и долгоживущих клеточных культур.

При исследовании 86 серий клеточных культур, проведенном в промежутке между 14-м и 21-м днем после внесения вируса в культуру, что является обычной продолжительностью вирологических исследований, только в 2 — 4 % случаев удалось обнаружить вирусы.

Однако, когда эти же самые серии исследовались между 29-м и 55-м днём, то процент культур, зараженных вирусами, был значительно выше. Более того, от длительности карантина зависела вероятность инфцирования теми или иными вирусми. С 30-о по 90-й день карантина исключалось заражение вирусом SV5 и вирусом кори. И наоборот, вирус SV40 и вирусы, близкие к группе бешенств, присутствовали в течение длительного периода в почках обезьян» (С.Д. Хсанг, New York University School of Medicine, публикация в «National Cancer Institute Monograph», 29 декабря 1968 г.).

Все процитированные отчёты свидетельствуют о том, что:

— в вакцинах всегда присутствуют инородные вирусы животных, даже если предприняты экстремальные меры предосторожности для того, чтобы оградить их от всех известных вирусов. Существуют вирусы и ретровирусы, которые не были известны до 1994 г.;

— вакцины, введенные физическим лицам, обладают способностью не только взаимодействовать между собой, но также взаимодействовать со специфическими для рода человеческого вирусами и ретровирусами, которые «спят» в организме человека до определенного момента по причине взаимной адаптации между вирусом и организмом.

Эти вирусы и ретровирусы квалифицируются как дефектные. В силу этого вполне логично считать принцип вакцинации чрезвычайно опасным. В течение пятидесяти лет многочисленные предупреждения в отношении вакцинации, сделанные авторитетными представителями научного и медицинского мира, были проигнорированы.

Начиная с 1926 г., доктор Тиссо, профессор общей физиологии Музея истории природы, посвятивший свою жизнь глубоким исследованиям элементов, образующих живую клетку, выступал против серьёзных пастеровских заблуждений в отношении последствий вакцинации. В 1946 г. он писал о противодифтеритной вакцинации:

«В настоящее время вопреки истине Институт Луи Пастера продолжает утверждать, что эта вакцинация безвредна и эффективна. Подобное утверждение не соответствует истине. Поступая так, он берёт на себя серьезную ответственность за состояние здоровья французов, с которыми он намерен обращаться как с подопытными морскими свинками. Принудительная вакцинация, словно животных, опасными, вирулентными, живыми микробами, которые к тому же, как с точки зрения терапии, так и в общем смысле, неэффективны, является серьёзным посягательством на свободу человека распоряжаться самим собой, то есть на свободу, провозглашенную в Декларации прав человека 1789 г. Закон от 25 июня 1938 г. является посягательством на свободу и основные права человека. Он имеет неконституционный характер. Его голо-

158

Фармацевтическая и продовольственная мафия

сование было предопределено фальшивыми утверждениями. В течение 1938 г. его последствия были пагубными и в большинстве случаев катастрофическими для населения. Он должен быть немедленно отменен. Безусловно, этот закон был чрезмерно плодотворен для финансового процветания Института Луи Пастера; однако здоровье французов, успехи в области гигиены и медицинских наук не могут быть надолго подчинены интересам Института, имеющего в своём составе коммерческую фирму».

29 лет тому назад профессор Делож в своей статье «Тенденции в современной медицине» написал: «Если мы продолжим всеобщую вакцинацию и расширим ее применение, то можно предположить, что спустя десятилетия вдруг возникнет новая патология в результате подобной вакцинации общества».

Более конкретно по поводу волнующей нас проблемы, а именно СПИДа, учёные уже сделали свои заявления о том, что в появлении этого заболевания повинна всеобщая вакцинация. Так, например, профессор Монтаньяр, как это было сообщено газетой «Monde» 23 мая 1987 года, устанавливая безусловную связь между вакцинацией и СПИДом, заявил: «Возможно, надо будет срочно организовать обследование серопозитивных детей перед их вакцинацией».

Научный руководитель Центра пастеровских вакцин в той же газете за 23 мая 1987 г. заявил: «Поднятые проблемы могут реально привести к пересмотру применения таких вакцин, как БЦЖ, оральной полиомиелитной вакцины и вакцины против кори».

В журнале «The New England Journal of Medicine» (том 316, № II за 12 марта 1987 г.) можно прочитать статью, написанную учеными Военного исследовательского института Робертом Р. Редфилдом и Алом Уотером Ридом:

«Этот случай показывает, что первичная вакцинация против оспы носителей ВИЧ может спровоцировать развитие болезни и ускорить развитие СПИДа. Более того, этот пример поднимает волнующие всех вопросы о якобы полной безопасности вирусных вакцин, часто применяемых в развивающихся странах, где СПИД очень активно распространяется».

Не может быть ничего более ясного

«New England Journal of Medicine» описывает историю американского военнослужащего, которому в момент его зачисления в армейские кадры, были сделаны необходимые прививки, в том числе и против оспы. У этого военнослужащего появилась клиническая картина коровьей оспы, затем СПИДа, и вскоре он умер. Перед вакцинацией здоровье этого военнослужащего было тщательно исследовано, в том числе был проведен анализ крови, который показал наличие 6200 лейкоцитов при 24 % лимфоцитозе. Другие показатели также были в норме.

Ранее цитированный нами Роберт Р. Редфилд пишет:

«Таким образом, вызывает беспокойство тот факт, что сложные прививки, приводящие к возбуждению клеток Тик росту интерлейкина 2, могут ускорить отмирание Т-хелперов, что обусловлено воздействием ВИЧ, и таким образом могут ускорить развитие СПИДа у пациента».

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

159

Любой серьёзный биолог не может отрицать очевидность того, что сделанные детям прививки «повреждают» клетки иммунной системы, грубо «добираясь» до клеток Т4 и Т8.

В журнале «New England Journal of Medicine» (том 310, № 3 за 19 января 1984 года) сообщается об исследовании, проведенном тремя иммунологами Венского института иммунологии — доктором медицины Мартой М. Эйбол, доктором фармакологии Жозефом У. Маннхальтером, доктором медицины Герхардом Злабингером:

«Для того чтобы изучить влияние вакцинации на уровне лимфоцитов «хелперов-супрессоров», мы сделали инъекции одиннадцати лицам. Они имели хорошее состояние здоровья, и им было от 20 до 50 лет – среди них девять мужчн и ве женщины. Они не принадлежали ни к одной из известных групп риска заболевания СПИДом. В качестве антигена был использован столбнячный анатоксин.

Хотя в начале вакцинации соотношение клеток Т4 — Т8 было равным, что было установлено двумя различными способами с помощью иммунофлюо-ресцентного метода, то при последующих наблюдениях оказалось, что сразу же после проведенной вакцинации столбнячным анатоксином произошло значительне снижение соотношения меж клетками Т4 и Т8… Средняя величина такого соотношения между 7-м и 14-м днем после вакцинации была значительно ниже, чем перед вакцинацией: спустя 7 дней самый низкий показатель Рупал до 0,005, а через 14 дней этот показатель уже составлял 0,01. Наиболее слабое соотношение между этими двумя клетками было отмечено между 3-м и 14-м днем после вакцинации… А в тот период, когда соотношение Т4/Т8 падало до 1 и менее 1, то отмечалось увеличение количества клеток Т8″.

Сообщалось, что вакцинация проводилась взрослым лицам. Но что могло произойти, если бы вакцинации подверглись дети в раннем возрасте и с 6 лет?

В статью «Изучение злокачественных патологий у детей» в раздел «Исследование смертных случаев в 1953 — 1955 гг.» был помещен доклад о здоровье нации (том 77, № 2, февраль 1962 года). В коллектив авторов входили доктор Элис Стюарт, доктор физиологии Ренат Барбер, и сотрудники Департамента социальной медицины Оксфордского университета (Великобритания) и Американской службы общественного здоровья. В этой статье сообщалось:

«Детальному изучению официальной статистики смертности предшествовало изучение смертных случаев за период с 1953 по 1955 г. В соответствии со статистическими данными за последнее десятилетие риск умереть от онкологических заболеваний у лиц после 40 лет практически не изменился. Однако он заметно возрос у детей и молодых людей. Так, дети в возрасте от 2 до 4 лет больше умирали от лейкемии, чем представители других возрастных групп до 70 лет… Новый рост смертности от лейкемии отмечается в высокоразвитых странах…»

Как сказано в этой статье, определяющим жизненным фактором является все же не приобретение богатства (благосостояние), а простота получения медицинского обслуживания.

160

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Надо согласиться, что в качестве главной проблемы в этом докладе рассматривается лейкемия, а не СПИД… Но вы можете констатировать, что учёные никогда не высказываются категорически по результатам своих исследований и экспериментов, если их результаты идут вразрез с интересами и принципами аллопатической медицины… Фразы, которые они используют, являются практически одними и теми же, например: «…а это порождает новые проблемы…», «…возможно, нужно…», а вот еще лучше: «…обеспокоит тот факт, что вакцинация…», «…поднятые проблемы могут привести к пересмотру вопроса о…», «…проведенные эксперименты заставляют нас задуматься над тем, что гибридизация вирусов может…» и т.д., и т.д.

В 1958 г. журнал «Обзор общей патологии и клинической физиологии» («Revue de pathologie g?n?rale et de phisiologie clinique») утверждал: «Больше не подлежит отрицанию тот факт, что вакцина изменяет весь организм и преобразует его в щелочно-окисную среду, благоприятную для онкологических образований».

Кажется несомненным то, что организм человека, животного или растения представляет собой индивидуальность, закрытый мир, который должен оставаться защищенным от любого загрязнения в период своего существования. Иммунная система и существует для того, чтобы доказать это; она серьёзно вмешивается в защиту организма от воздействия внешнего влияния. В случае дефектов в этой системе развиваются заболевания и организм погибает.

Итак, надежно ли защищен человеческий организм от любых чужеродных агентов в наши дни? В частности, от вирусов? Конечно же, нет. Отсчет следует вести со времени начала всеобщей вакцинации. Вирус, даже ослабленный, может восстанавливать свою вирулентность. Примером тому может служить введение вируса полиомиелита, который вновь становится патогенным после попадания в кишечник вакцинированного и способствует заражению всего организма.

Исследование, проведенное Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ) в 1970—1974 гг. в восьми странах, показало, что на 360 случаев паралитического полиомиелита 144 заболевания имели место у вакцинированных и что в 1982 — 1983 гг. в США все случаи заболевания полиомиелитом связывали с прививкой. В семи странах Центральной Африки, в которых наиболее распространен СПИД, вакцинация против оспы имела самый интенсивный характер. В Бразилии — единственной стране Латинской Америки, в которой кампания по ликвидации оспы охватила самые широкие слои населения, зафиксировано наибольшее число случаев СПИДа. Передача клеточных культур от одного вида другому представляется благоприятной для наступления патогенных последствий. В 1960 г. Свит и Хиллеман открыли обезьяний вирус SV40 в клеточных культурах почек обезьян подвида резус, использованных для приготовления живой полиомиелитной вакцины. Этот вирус обязательно проявлялся у всех вакцинированных.

11 мая 1987 года газета «Times» (Лондон), одна из самых уважаемых в мире, затронула в своей передовице проблему СПИДа. Было написано следующее:

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

161

«Ряд экспертов опасается того, что, уничтожив одну болезнь, мы создаем предпосылки для другой болезни стать современной пандемией, тогда как она в странах третьего мира была лишь второстепенной эндемической болезнью. Хотя сегодня медики и признают, что вирус коровьей оспы может активизировать другие вирусы, но они расходятся в том, является ли этот вирус основным пусковым механизмом эпидемии СПИДа.

Советник ВОЗ, который явился инициатором подобной дискуссии, заявил нашей газете: «Я полагал, что речь шла только о простом совпадении до тех пор, пока нами не были изучены все последние открытия, в основу которых легли наблюдения за реакциями на вирус коровьей оспы. Теперь я убеждён, что взрыв заболевания СПИДом связан с вакцинацией против оспы».

В журнале «Science» за 4 октября 1985 г. американские профессоры Эссекс и Алрой из группы профессора Гапло обвинили полиомиелитную вакцину, приготовленную на основе культуры клеток почек зеленых обезьян, в распространении вируса СПИДа.

Таким образом, получили подтверждения драматические предупреждения профессора Тиссо, сделанные им ещё в 1926 г. и столь несправедливо забытые, о том, что Луи Пастер был поднят на пьедестал, которого он не заслуживал. Жорж Конан Делбос недавно написал по этому поводу:

«Но как могли быть услышаны такие предупреждения, если процветающая коммерция на вакцинах обогащала не только Институт Луи Пастера, но и его конкурентов. роме того, позволяла их руководителям выступать в роли спасителей человечества, а также влиять на правительства для получения больших государственных субсидий за счет налогоплательщиков (напомним, что бюджет Института Луи Пастера сформирован на 47% государством). Вершиной цинизма является то, что политические деятели, почти все необразованные и невежественные, намереваются выделить дополнительные финансовые средства Институту для борьбы со СПИДом».

Недавн журнал «Ежедневная медицинская газета» привлёк внимание медицинского мира статьёй Шанталя Мзика об опасности коровьей оспы и традиционной вакцинации против оспы. Автор статьи пишет:

«Благодаря искусным генетическим манипуляциям такая вакцина становится инфекционным носителем, способным получить или модифицировать вакцины против таких заболеваний, как СПИД, гепатит В и бешенство. Подобная стратегия может представлять определенный интерес, если только при этом внезапно не возникнет «препятствие» в виде живого вируса, предназначенного для прививки субъекту — носителю ВИЧ, который пока остается для всех тайной. Такая вероятность далеко не теоретическая, она может внезапно стать реальной у лиц, подвергнутых такой вакцинации, в частности, принадлежащих к группе высокого риска заболевания СПИДом, а также может привести к губительным осложнениям, потому что вирус может размножаться бесконечно».

Если кто-то желает получить доказательства опасности вакцин, то я сошлюсь на исследования, проведенные в 1986 г. в Департаменте микробиологии университета Лос-Анджелеса (Калифорния). Известно, что заражение животного

162

Фармацевтическая и продовольственная мафия

вирулентным вирусом способно спровоцировать типичное заболевание, однако никто не доказал in vivo, что введение в организм невирулентных вирусов смогло бы спровоцировать болезнь путем дополнительного или рекомбинантного феномена.

Американская исследовательская группа использовала две разновидности вируса простого герпеса I типа для прививки мышам. 62 % мышей, вакцинированных смесью равных частей вирусных подвидов, погибли. При вакцинации дозой вируса одного подтипа, даже в 100 раз превышающей предыдущую дозу, выжили все мыши.

При детальном анализе серии, включающей 10 мышей, которые погибли после вакцинации смесью вируса двух невирулентных штаммов, были выделены 14 типов вирусов: одиннадцать из них оказались рекомбинантные, три из этих рекомбинантных вирусов, повторно введённые мышам, проявили себя как летальные. Схожие результаты свидетельствуют о том, что два варианта невирулентных вирусов простого герпеса могут взаимодействовать in vivo и порождать летальные и вирулентные рекомбинации.

Нужны ли еще другие доказательства, чтобы убедиться в том, что ряд вакцин бсолютно бесполезны и в том чисе BCG (БЦЖ)? По заказу ВОЗ в Индии в 1967 — 1971 гг. была проведена широкая кампания по вакцинации жителей территориального района, который включает в себя один город и 209 деревень с населением 360 тыс. человек. Всем этим людям была проведена тубекулиновая проба. Все обследуемые с отрицательной реакцией на туберкулин были разделены на две группы: одна из них была вакцинирована, другая – нет. Наблюдение за ними велось непрерывно в течение семи с половиной лет. Были получены следующие результаты: случаи заболевания туберкулезом были зафиксированы как у лиц одной, так и другой группы. Говоря другими словами:

«Как выяснилось, в течение последующих семи с половиной лет наблюдения вакцина BCG не обеспечивала какой-либо защиты вакцинированным; заболевание чаще всего поражало тех лиц, которые после вакцинации с самого начала реагировали на туберкулин, чем тех, которые никак не прореагировали на него» (Сообщение Научной группы ICMR/OMS, № 651, Женева, 1980 г.).

Что касается BCG, то нужно ли уточнять, что всё началось в 20-е годы: г-н Кальметт, заместитель директора Института Луи Пастера, врач без клиентуры, и г-н Герэн, ветеринар без практики, также входящий в штат постоянного состава Института, совместно разработали известную вакцину BCG для борьбы с туберкулёзом. Речь при этом идёт об обширном рынке Европы, которая подверглась этому страшному бедствию.

На самом деле выяснилось следующее: лабораторные эксперименты были фальсифицированы, статистические данные искажены, а вакцина и её обоснование не отвечали никаким серьёзным научным требованиям. Благодаря организованной рекламе и лживому преувеличению её свойств за счёт надуманных аргументов, которые были поддержаны подкупленными влиятельными лицами того времени, вакцина BCG получила широкое распространение и щедро одарила деньгами Институт Луи Пастера, а медицинский мир – некомпетентностью и ужасающей наивностью.

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

163

Организаторы макиавеллиевской авантюры — двадцать влиятельных лиц: директора, преподаватели, владельцы лабораторий, взявшие в заложники здоровье людей, заставили в 1949 г. Национальную Ассамблею и Совет Республики узаконить обязательную вакцинацию BCG, так называемую бесплатную вакцинацию, которая в действительности финансировалась налогоплательщиками.

Эта медико-политическая акция, продолжающаяся и в наши дни, провоцирует преждевременные летальные исходы тысяч пациентов, особенно детей, организмы которых разрушаются в результате применения этой вакцины.

В среду 11 января 1989 года министр здравоохранения Перу приказал изъять из продажи 1,2 млн. доз вакцины BCG. Многочисленные заболевания менингитом, одно из которых имело летальный исход, были зафиксированы в течение нескольких дней после проведения вакцинации BCG в детском госпитале г. Лимы, что послужило основанием для приказа министра г-на Луиса Пиниллоса об изъятии вакцин. Г-н Марк Жирар, научный директор Центра пастеровских вакцин, допрошенный в связи с изъятием вакцин BCG и имевших место заболеваний менингитом, заявил: «Это чистой воды совпадение».

В июне 1986 г. трое малолетних детей умерли во Франции в результате введения им вакцины BCG. Министр здравоохранения заявил: «Расследование будет эффективным». Все до сих пор ожидают его результатов расследования…

Каждый раз, когда умирают дети после сделанной им прививки, их смерть констатируется как наступившая в результате «неизвестных причин», а рекомендуемый диагноз смерти — вирусный энцефалит. Никакой аутопсии в таких случаях не проводится, и при этом запрещается устанавливать зависимость между летальными исходами и сделанными прививками. Если какому-либо журналисту все же удастся предать результаты огласке, то французы в лучшем случае получат право лишь выслушать глупое телевизионное выступление министра здравоохранения, этого покровителя интересов Института Луи Пастера, который будет всех призывать к спокойствию, … а маленьким жертвам и их семьям от этого не легче!

Чрезмерное заблуждение медицинского корпуса аллопатической
медицины: принятие к руководству теории Луи Пастера и мето
дики вакцинации — самая большая научная ошибка всех времён

Луи Пастер не был медиком по образованию. Внаале (1822 — 1847 гг.) он был химиком и по совместимости биологом в 1857 г. Луи Пастер, почитаемый ныне как великий жрец медицины, проводил исследования только по химии и физике (1847 г.).

Как стало возможным, что медицинский корпус того времени принял за чистую монету досужие вымыслы химика, ставшего биологом — специалистом по живым организмам и не имевшего при этом никакого специального образования? Как стало возможным то, что пастеровские теории продолжают преподаваться в учебных заведениях и что их пытаются использовать на практике в наши дни, хотя они не имеют никакого научного обоснования? Тем более уже доказано, что они ошибочны, лживы и сфальсифицированы.

164

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Все энциклопедии восхваляют Луи Пастера следующим образом:

«Один из великих учёных всех времен; настоящий гений; наиболее великий благодетель человечества; замечательная личность, обладающая как моральной и интеллектуальной порядочностью, так и энтузиазмом и мужеством; человек, победивший смерть и подаривший миру секрет здоровья…»

Действительно, Луи Пастер был гением… Однако гением подтасовки статистических данных, ложной гласности и взяточничества.

«Карьерист без зазрения совести, жаждущий известности и почестей. Сектант, способный на любое двурушничество, чтобы внушить уважение к своему имени и запустить в действие гигантское коммерческое предприятие, способное торговать и подвергать под прикрытием закона миллионы детей и взрослых принудительной инъекции вакцин, приготовленных с грубейшими, но умело замаскированными научными ошибками».

Таким был комментарий ко всему жизненному пути «великого» ученого, опубликованный в «Новой эре» (L’Ere nouvelle) в октябре 1987 года. Посмотрим, всё ли тут аргументировано? Во-первых, тот, кого медицинский корпус считал гением, был простым обманщиком. Это общеизвестно, так как в 1883 г. это прозвучало из уст сподвижников Луи Пастера Рукса и Чемберленда с трибуны Академии наук: «Пастер вводил в свои вакцины против овечьего мора (чумы) двухромовокислый калий (сильный яд) во время проведения известного эксперимента, который был проведен в июле 1881 г. в Пуилли ле Форт».

Луи Пастер представил научному миру своего времени странную теорию: вакцины состоят из культур микробов, вызывающих определенную болезнь, ослабленных воздухом и теплом. Эта культура, введенная здоровому организму, вызывала легкую форму болезни и формировала иммунитет к серьёзному инфекционному заболеванию.

Реакция на эту бредовую идею была многочисленной и резкой, но Луи Пастер предложил «дождаться результатов прекрасно задуманного эксперимента, который должен был контролироваться на всех этапах официальной комиссией, за исключением периода приготовления вакцины».

Напомним, что этот эксперимент проводился в Пуилли ле Форт. Пятьдесят овец были вакцинированы, говоря другими словами, иммунизированы чудесной вакциной против овечьей чумы. Несколько дней спустя им и другим 50 контрольным овцам была введена вирулентная культура. Последние умерли очень быстро, а иммунизированные овцы выжили, хотя у них и наблюдались некоторые нарушения состояния здоровья.

Триумф Луи Пастера был всеобщим. Для него были открыты двери мировых академий. Он был принят в Парламенте Великобритании, а также облагодетельствован почетом и деньгами. Увы, в течение нескольких последующих месяцев множество стран, в том числе Италия, Германия, Россия, Аргентина и ряд других, попытались повторить «пуилли-ле-фортовский эксперимент», основанный на теории ослабленных микробных культур, изложенной Луи Пастером. Однако они потерпели неудачу. Все вакцинированные животные от введённой вакцины погибли.

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

165

Объяснение этому было простым: отсутствовал знаменитый двухромовокислый калий, который разрушал микробы и превращал их в невирулентные. Этот токсичный элемент как активатор Пастер добавлял под большим секретом в ходе эксперимента в Пуилли ле Форт. Двухромовокислый калий как сильный окислитель разрушал чумные микробы, но при этом создавал предпосылки будущих онкологических заболеваний.

На протяжении десяти лет, то есть до момента признания его сподвижников с трибуны Академии наук, Луи Пастер подвергался со стороны различных правительств мощной критике, ультиматумам, оскорблениям и требованиям возместить убытки.

А как же повела себя Академия наук? Она не приняла во внимание заявления Рукса и Чемберленда, и Луи Пастер продолжал пребывать в роли благодетеля человечества.

Доктор Ж. Тиссо, профессор общей физиологии Музея истории природы, посвятил большую часть своей жизни глубоким исследованиям компонентов, составляющих живую клетку. Он оспорил догму об асептических (стерильных) свойствах живых организмов, внесенную Луи Пастером, поддержав тем самым своего предшественника Антуана Бешама, который опровергал теорию Луи Пастера и обвинял в попытке украсть основные положения его научных трудов. В научной работе, опубликованной в 1946 г., профессор Тиссо ставит под сомнение фальсифицированные Пастером статистические данные. Он писал:

«Статистические данные, приведенные Луи Пастером, о числе лиц, укушенных бешеными собаками, содержат неточные цифры и не соответствуют официальной статистике. Профессор Ветеринарной школы Алъфора Колэн сделал 9 ноября 1880 года сообщение в Академии наук для того, чтобы оспорить данные о 1700 французах (как это указано в статистических данных Луи Пастера), которые могли быть укушены бешеными собаками в течение года и нескольких месяцев. Они действительно были укушены собаками — вот и все, что можно было подтвердить, так как сведения об этих собаках были получены от некомпетентных лиц, не контролировались и не проверялись. Зарегистрированное число случаев, в которых всегда подтверждалось бешенство собак или хотя бы предпринимались попытки установить его наличие, было незначительным. С другой стороны, вскрытия трупов собак, сделанные ветеринаром, давали основания только для предположений, но не для уверенного утверждения о наличии у них бешенства. Профессор Колэн, таким образом, доказывает, что сначала нужно было определить количество лиц, укушенных здоровыми собаками, которые не нуждались в прививках от бешенства; затем надо было определить тех лиц, которые быи дейтвительно укушены бешеными собаками, но не заразились вирусом бешенства. При этом следует подчеркнуть,
что число таких пострадавших было наибольшим. Затем надо было определить число тех пострадавших лиц, у которых вирус бешенства был
уничтожен каутеризацией (методом прижигания). Исходя из этих наблюдений, можно сделать вывод, что Луи Пастер исказил число лиц, которые действительно нуждались в реальном лечении. В противовес статистике Луи Пастера профессор Колэн взял за основу статистические данные, ежемесячн

166

Фармацевтическая и продовольственная мафия

публикуемые Министерством сельского хозяйства. Согласно этим данным, в 1885 г. 351 человек подвергся нападению собак, то есть в среднем 29 человек в течение месяца. Это и есть та цифра, которая примерно отражает реальное число пострадавших, среди которых лишь небольшое число заболели бешенством. Достоверность этого была подтверждена новыми статистическими данными о летальных исходах от бешенства; статистические данные этого периода времени свидетельствовали о том, что среднегодовое количество смертных случаев от бешенства во Франции составляло от 20 до 30. Таким образом, если пастеровская вакцинация действительно была такой эффективной, то 1886 г. должен был характеризоваться значительным снижением числа смертей от бешенства. Однако результаты говорят сами за себя: за предыдущие годы вместо 20 — 30 летальных исходов в среднем было зафиксировано 35. Из пострадавших 17 не были вакцинированы… Из этого же числа 18 лицам были все же введены пастеровские вакцины. Но за тот же период времени за границей было зафиксировано 34 смерти среди вакцинированных пострадавших. Кроме этого, среди тех же умерших оказалось 11 зафиксированных случаев паралитического бешенства, очевидно полученного пострадавшими в результате инокуляции спинного мозга кроликов. То есть причиной смерти в этих последних случаях не было заражение вирусом от бешеных собак.

Перед такими подробными результатами любое отрицание практически бесполезно и при этом напрашиваются два вывода.

1. Метод вакцинации по Луи Пастеру неэффективен и не способен противодействовать развитию бешенства при проникновении вируса бешенства в организм.

2. Этот метод опасен, особенно при частом его применении. Он может передавать паралитическое бешенство лицам, в организм которых даже и не проникал вирус от бешеной собаки.

Первые контрольные эксперименты этого метода были проведены Фон Фришем, выводы были диаметрально противоположны тем, которые были сделаны в свое время Луи Пастером. Но в свое время мировая пресса развернула интенсивную кампанию, пропагандируя новые сенсационные открытия Луи Пастера. И это было сделано, несмотря на отсутствие в пастеровской теории солидной научной базы, и каких-либо доказательств эффективности и безопасности метода вакцинации; такого надежного, безошибочного и абсолютно безопасного способа вакцинации, который способен вылечить или защитить от бешенства. А этот способ, якобы надежный и безопасный, представляет собой инъекцию страшного вируса, вызывающего бешенство, так как одна капля такой вакцины, введенная в мозг, неизбежно провоцирует паралитическое бешенство и последующую смерть животного.

Проведенная в июле 1885 г. во всем мире интенсивная реклама первого применения вакцинации по методу Луи Пастера на юноше Майстере сообщала о том, что он был спасен от воздействия страшного вируса бешенства. Хотя в действительности применение этой вакцины не имело смысла, потому что игнорировался основной фактор — проник или не проник вирус в организм, так

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

167

как не все подвергшиеся нападению собак лица заразились бешенством. Впоследствии количество смертей возросло, а после «успешных» модификаций этот метод вакцинации по Луи Пастеру стал очень опасен, так как вызывал паралитическое бешенство у некоторых вакцинированных лиц, что побудила профессора Луи Пастера решительно обратиться в Медицинскую Академию.

Вот изложение фактов. Они имели место в 1886 г. Прошло шестьдесят лет и, несмотря на все вышеизложенное, медики продолжают прививать трудноинактивируемый вирус несчастным пострадавшим от укусов собак, а также тем, кто никогда не вступал в контакт с бешеными собаками. Это происходит потому, что Луи Пастер, несмотря на все неудачи, хотел утвердить превосходство своего метода потому, что он пытался доказать при каждом летальном случае, что его метод неповинен в отрицательном результате, потому что все статистические данные были ложными, а каждый негативный случай был вычеркнут самим Луи Пастером, наконец потому, что многие из укушенных не бешеными собаками были объявлены спасёнными от смерти в результате проведенного лечения.

Результат воздействия противодифтеритной вакцины и лечебных инъекций сыворотки, который был установлен самой практической медициной, оказался следующим:

для анатоксина: нестерильный (инфекционный) иммунитет оказался незначительным — вакцинированные заболевают дифтеритом в такой же степени, как и невакцинированные; более того, вакцина в этом случае неэффективна и напрасно заражает вакцинированных опасным вирусом дифтерита на короткий или длительный период времени.

Для противодифтеритной сыворотки: лечебный эффект отсутствует, так как с научной точки зрения он невозможен; сыворотка не вступает в необходимое, специфическое взаимодействие с инфекционным агентом.

Несмотря на отрицательные результаты, которые стали известны ещё в 1938 г., удалось за счёт лживых утверждений и докладов заинтересованных лиц насильно протащить закон, устанавливающий обязательность этой неэффективной и опасной вакцинации. В этих сообщениях утверждалось, что вакцинация якобы приведёт к искоренению дифтерита во Франции. Однако с 1923 г., когда ее начали практиковать, и до 1933 г. во Франции число лиц, заболевших дифтеритом, увеличилось с 11 тыс. до 21 тыс. Общественные интересы были принесены в жертву, а ответственные власти даже не пытались получить минимальную информацию или назначить серьезное расследование».

Результаты борьбы, возникшей между Луи Пастером и Антуаном Бешамом, который был одновременно химиком, фармацевтом и медиком, комментирует доктор Филипп Декур, прежний руководитель Клиники при Парижском медицинском факультете:

«Великий Лоррейн, г-н Антуан Бешам остаётся одним из самых великих непризнанных гениев в научной истории. Сообщение декана медицинского факультета г. Монтпелье профессора Мируза, опубликованное в Бюллетене Академии наук и Общества Лоррейна под названием «Инциденты из жизни Антуана Бешама в Монтпелье (1816 — 1908 гг.)» (том XVIII, № 1, 1979 г.), не по-

168

Фармацевтическая и продовольственная мафия

зволяет оценить значимость ео работы в истории медицинской науки. Значимым является то, что написал г-н Мируз об отношениях между Бешамом и Пастером: «Выяснение того, кому принадлежит первенство, кажется нам застарелым явлением в нашу эпоху». Однако почему так много говорят о Пастере в наши дни? Почему он продолжает быть примером, как в вопросах науки, так и в вопросах порядочности, тогда как Бешам не так уж и часто цитируется, и не случайно ли то немногое, что говорят, всегда ошибочно? Откроем некоторые словари. Le Grand Larousse XX в. говорит, что Бешам был хирургом (!), что он был профессором «Католического факультета в Монтпелье (1857 год)» (но в Монтпелье никогда не было такого факультета). Эту же ошибку повторяет 10-томный энциклопедический словарь Grand Larousse. Предыдущий словарь добавляет следующее: «Его доктрина, противопоставленная доктрине Луи Пастера, не имела сторонников». Но это же не соответствует действительности. У него было немало сторонников:

— и, прежде всего, сам Луи Пастер (мы увидим это далее по тексту);

— Клод Бернар (который перед смертью посвятил свои последние эксперименты доказательствам того, что Бешам был прав по отношению к Луи Пастеру);

— Марселлен Вертело (который стал инициатором известного научного спора с Луи Пастером по поводу последних исследований К. Бернара).

Сегодня «сторонников» Бешама насчитывается бесчисленное множество, хотя они и сами этого не осознают. Это происходит потому, что высказанные им более века назад суждения универсальны и по сегодняшний день. Только словарь «Quillet» написал, что он «был противником Пастера». И дальше никакого объяснения. Отдавая должное умело созданной вокруг имени Луи Пастера легенде, подчеркивалось, что Бешам заблуждался и что его труд даже не заслуживает какого-либо исследования. Универсальная Энциклопедия, претендующая на звание «самой полной французской энциклопедии», даже не упоминает его имени.

Как энциклопедии переписывают друг друга, не проверяя при этом факты, так и исторические науки приписывают Луи Пастеру бесчисленные научные открытия, которых он не делал. За неимением достаточного места я ограничусь цитированием двух характерных примеров, которые точно описывают эпоху жизни Бешама в Монтпелье и знакомят с двумя важными этапами в истории медицинских наук. Я вынужден, к сожалению, изложить всё очень кратко, однако все необходимые документы можно найти в Международном архиве Клода Бернара. Следует обратить внимание на тот факт, что речь идёт не о простых приоритетах, а о конфликте совершенно противоположных научных концепций, в ходе которых Пастер полностью ошибался на протяжении ряда лет. Можно легко отыскать нужные документы, так как они находятся почти полностью в Бюллетенях Академии наук.

Первый пример касается открытия истчников появления микробов при ифекционнх заболеваниях. В 1865 г. болезнь шелковичных червей, которой животноводы дали название «пебрина», охватила юг Франции. Бешам, будучи в г. Монтпелье, исследовал эту болезнь и сделал вывод, что она провоцируется

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

169

паразитом, который заражает червей, — и это соответствовало действительности. «Пебрина, — писал он, — сначала атакует червя снаружи, а ветер разносит зародыши паразита. Одним словом, болезнь не является врожденной». Однако Луи Пастер, уполномоченный правительством, категорически выступил против подобных утверждений Бешама. Пастер ошибочно утверждал, что речь идет о «врожденной болезни». Что «маленькие тела» (термин «микроб» появился спустя 13 лет), рассматриваемые Бешамом в качестве паразитов, появившихся в результате внешнего заражения, являются всего лишь больными клетками самого червя, «наподобие красных кровяных телец, шариков гноя» и т.д. По его мнению, они не способны к самовоспроизведению и возникли в результате ошибок, допущенных при рзведении шелковичного червя. Он совершенно не разобрался с этим явлением и поэтому так выступал против «паразитарной» теории (которая в настоящее время принята всеми). По возвращении он написал министру: «Эти люди (Бешам и его сподвижник Эстор) сойти сума. Они компрометируют науку и университет своим легкомыслием».

В течение пяти лет Луи Пастер настаивал на своих ошибочных выводах. А что говорят об этом сегодня? Словарь французской биографии («Ditionnaire de la Biographie fran?aise»), солидное и почти официальное издание (напечатанное по конкурсу CNRS – «Национального научно-исследовательского центра»), единственное, которое посвятило Бешаму научную статью, так описывает эту поразительную ситуацию: «Бешам в противоположность Пастеру отрицал наличие паразитов, вызывающих заболевание», однако везде повторяют, что это Луи Пастер открыл паразитарное происхождение пебрины. Факты, как мы видим, подтасованы. Луи Пастеру приписывают те идеи, с которыми, как мы уже смогли убедиться, он вел беспощадную борьбу. А Бешаму приписывают единственную ошибку Пастера или, если быть точнее, все его ошибки, так как они многочисленны. Например, Бешам четко дифференцировал пебрину от флашерии, другой болезни шелковичного червя, причиной которой является ассоциация микробов, которые он подробно описал. На сегодняшний день мы практически ничего не смогли найти нового из того, что он в свое время нам оставил в наследство. А Луи Пастер в который уже раз так ничего и не понял. Нужно только прочитать то, что он написал по этому поводу. Это невероятно! Например, болезнь проявлялась тогда, «когда у червей (конечно, шелковичных) было недостаточным кожное дыхание»(!), и чтобы противодействовать этому заболеванию, необходимо «вызвать у червей испарину»(!). Всякий раз, когда черви болеют пебриной, — писал он, — то она сопровождается в большей или меньшей степени флашерией (тогда как Бешам доказал, что это две совершенно различные болезни). А как считают сегодня? Считают, что это открыл Пастер, который установил различие между этими двумя болезнями шелковичных червей.

На самом деле именно он и путал их между собой и доказывал, что фла-шерия имеет микробное происхождение.

Доказывают, что Бешам не верил в существование микробных болезней. На самом же деле именно он еще задолго до Пастера доказал природу их существования. Имеется еще ряд исторических фактов (легко проверяемых в официальных изданиях), которые были подвергнуты искажению.

170

Фармацевтическая и продовольственная мафия

«Не следует забывать о важности исследований шелковичного червя, потому что они открыли путь для исследований микробного происхождения различных инфекционных заболеваний. К сожалению, исследования в этой области были ошибочно отнесены к основным заслугам Луи Пастера. В действительности же заслуги в этой области принадлежат лоррейнскому учёному (то есть Бешаму).

Второй пимер относится к не менее значимому открытию «растворимого фермента». В 1867 г. Бетам опубликовал свои курсы лекций, прочитанных ранее на факультете в Монтпелье. Этот замечательный курс содержит в себе результаты исследования ферментации и, в частности, очень важное открытие — «растворимого фермента». «Ферменты» (напомним, что позднее их назовут «микробами») являются, как он писал, живыми организмами. Однако, как он пространно объяснял, не следует смешивать живой организм с субстанциями, которые он вырабатывает и выделяет. Они относятся к чисто химическому порядку и поэтому названы «растворимыми ферментами». Именно о них и идёт речь. Бешам продемонстрировал это на примере алкогольной ферментации. Чтобы избежать путаницы между живыми (так называемыми нерастворимыми) организмами и продуктами их секреции (как их называют растворимыми ферментами), он дал последним родовое имя «зимазы» («zymases») (каждый тип микроскопических живых ферментов способен вырабатывать различные зимазы). С этого момента Бешам придавал этим понятиям особенное значение. Тогда как ферменты в классическом понятии «являются организованными, то есть сформированными из клеток с большей или меньшей способностью самостоятельно воспроизводиться и размножаться», в противоположность им зимазы ведут себя как реагенты и их действия имеют «чисто химическую основу». Одним из фундаментальных выводов Бешама является то, что «мутации органической материи, организованной или неорганизованной, по сути своей происходят в соответствии с обычными законами химии». И в качестве вывода: «Здесь нет ничего, кроме химии». Таким образом, Бешам выступил против теории «виталистов», популярной и в настоящее время среди физиологов. Эта теория настаивает на существовании таких жизненно важных феноменов, которые не подчиняются общим законам физики и химии.

Клод Бернар настолько проникся теориями Бешама, что посвятил свои последние исследования доказательству их правомерности, однако инфекционная болезнь и смерть преждевременно прервали их. «Как жаль, — заявил он в момент смерти, — что все так быстро закончилось». Действительно, он противодействовал Луи Пастеру, который ошибался в очередной раз. Пастер поддерживал теорию «виталистов», в которую очень долго никто не верил: он настаивал на том, что микроскопические живые ферменты воздействуют не посредством выделяемых ими растворимых ферментов, а посредством исключительно живого воздействия.

Молодой д’Арзонваль, последний лаборант К. Бернара, сообщил свои последние размышления известному химику Марселену Бертело, который был согласен с теорией Бешама о существовании растворимых ферментов, что

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

171

спровоцировало известное противостояние (о нем упоминают во всех историях наук) между Бертело и Луи Пастером. Луи Пастер хотел «подорвать авторитет Бернара» и поэтому заявил после восемнадцати месяцев дискуссии: «Вопрос о растворимом ферменте закрыт, он больше не существует, Бернар заблуждался». Но во все последующие годы ученые не прекращали доказывать, что Бешам справедливо критиковал Пастера, что еще раз доказало одно из его открытий о выделении в отдельную группу микробных токсинов (тип растворимых ферментов). В 1897 г. немецкий ученый Бюхнер повторил исследования Бешама о растворимых алкогольных ферментах (он снова использовал термин «зимаза»). Химическая трансформация токсинов в анатоксины по методу Рамона активно используется в настоящее время для приготовления вакцин и т.д.

Теперь можно лишь констатировать, до какой степени фамилия Бешама систематически игнорировалась, а затем была и полностью забыта. Открытие «зимазы» оценивалось настолько высоко, что в небольшом томе, вошедшем в 150-ти страничное издание «Истории биологии от ее истоков до наших дней» (№ 1 коллекции «Что мне известно?» – «Que sais-je?»), только две страницы посвящены этому открытию. Однако это важное открытие с 1897 г. приписывали Бюхнеру. Достаточно открыть словарь Littr?, последний том которого был опубликован в 1873 г., и убедиться что термин «зимаза» фигурировал в нём так, как его окончательно сформулировал Бюхнер. Там же можно найти ссылку на сообщение Бешама и Эстора в Академию наук в 1868 г. об этом открытии (которое датировано 1864 г., то есть за 30 лет до публикации Бюхнера).

«А ведь своим открытием о зимазах, или растворимых ферментах, когда он утверждал, что в этом процессе нет ничего, кроме химии, он уже выступил против пастеровской виталистской доктрины. Весь мир признает теперь то, что Бешам горячо отстаивал положения своей теории на своих лекциях в Монтпелье, а также в своей книге, опубликованной в 1876 г. Однако уже тогда были подтасованы исторические факты: Бешаму приписывали ошибки Пастера, а об ошибках последнего исследователи целомудренно умалчивали.

Понятно, что речь не о простой борьбе за право первенства. А речь идёт о научном противостоянии по фундаментальным проблемам медицины» (Опубликовано в «Бюллетене Академии и Общества наук Лоррейна», том XIX, №4, 1980 г.).

Другой пример тайной власти лабораторий:
антихолестериновая борьба

В течение последних двух десятилетий не проходило дня, чтобы не говорили об избытке холестерина, вызывающего сердечно-сосудистые заболевания человека. Медицинский мир, находящийся под властью неизвестных мне причин, убежден в достоверности подобной этиологии и не прекращает борьбу с холестерином всеми методами, опираясь на необоснованные данные и ненаучные доказательства. Как только эта норма превышает 2,4 г/л, пора приступать к лечению. Тысячи публикаций, посвященных этому заболеванию, никогда и ничего подробно не объясняли. Десятки тысяч статей были опубликованы в газе-

172

Фармацевтическая и продовольственная мафия

тах и специализированных журналах, предостерегая людей от избытка холестерина, заставляя поверить своих читателей в то, что любой избыток холестерина за непродолжительное время может привести к преждевременной смерти в результате обострения сердечно-сосудистых заболеваний. Началась настоящая «охота на ведьм», которая продолжается и в наши дни.

Можно согласиться с тем, что избыток холестерина является серьёзным недостатком. Только семейная гиперхолестеринемия, когда уровень холестерина в крови равен или превышает 5 г/л, подлежит лечению. При уровне холетериа в крови 3 г/л нет никакого смысла назначать лечение. Достаточно соблюдать режим соответствующего питания, избегать употребления животных жиров. Холестерин является необходимым элементом для гармоничного формирования и развития клеточных оболочек. Его недостаток приводит к серьёзным нарушениям именно в сердечно-сосудистой системе.

Глубокое шведское исследование (Линдберг, BMJ, 1992, 305-377-9) подтверждает, что гиперхолестеринемия провцирует рост смертнси в результате саоубийств и онкологических заболеваний. Гипотеза о высокой смертности от гиперхолестеринемии впервые была выдвинута британским эпидемиологом Майклом Оливером, а затем была поддержана когортой так называемых французских специалистов.

В действительности речь идёт о настоящей интриге, начатой в кабинетах производителей маргаринов и растительных масел, которые, это нужно особенно подчеркнуть, бойкотировались в свое время широкими слоями потребителей. Вероятно, по понятным причинам, этим промышленникам было выгодно, чтобы подобная дискуссия в обществе продолжалась и дальше, так как эти продовольственные масла, судя по технологии их производства, не являются натуральными продуктами. Эта проблема стала предметом исследований Ж. Бриссона, профессора Лавальского университета Квебека (Канада). Результаты этих исследований были опубликованы в его научной работе «Липиды и питание человека» (издательство Masson/PUL), а также в моей книге «Пищевое отравление и рак» (издательство «Анкр», Париж). В этих книгах мы описываем технологические процессы изготовления растительных масел, которые являются полностью ненатуральными.

Трагедия заключается в хорошо подготовленном подлоге, основная цель которого, с одной стороны, заставить поверить широкие слои потребителей в то, что растительные масла являются натуральными продуктами (почти выжимка из растений), а с другой — убедить потребителей в том, что они полезны для организма, так как предохраняют от сердечно-сосудистых заболеваний и препятствуют образованию артериальных атеросклеротических бляшек. В этом кроется тройной обман:

— первый: растительные масла, за исключением оливкового масла, получаемого в результате первичного прессования при низкой температуре, не являются натуральными продуктами из-за технологических процессов их производства;

— второй: обеднение питания маслом и жирами животного происхождения нарушает баланс холестерина, что заставляет печень увеличивать

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

173

образование эндогенного холестерина для того, чтобы компенсировать это нарушение баланса;

— третий: способы переработки растительных масел не только лишают их натуралного происхождения, но метод их гидрогенизации зменяет молекулярную структуру ряда жирных ненасыщенных кислот. Эти преобразованные кислоты способствуют постепенному развитию артериального атеросклероза и являются причиной аллергических и воспалительных заболеваний, ослабления иммунной системы и появления онкологических заболеваний.

Кроме того, технология рафинирования растительных масел такова, что она разрушает все содержащиеся в них витамины и микроэлементы (вещества, необходимые в малых количествах для обеспечения жизнедеятельности организма, то есть витамины, металлы), в частности, витамин Е, являющийся протектором клеточной мембраны, и витамин А, предупреждающий развитие онкологических заболеваний. Что касается арахисового масла, то в странах, где произрастает эта культура, применяют для ее роста запрещенные в Европе и США пестициды, вызывающие онкологические заболевания.

В соответствии с исследованием, проведенным Кеннетом Керролом (Университет г. Онтарио), страны с высоким уровнем онкологических заболеваний молочной железы – это наиболее развитые страны Европы и Америки, в которых очень велико потребление растительных масел и маргаринов. Изготовление и потребление растительных масел – это настоящее экономическое, диетическое, медицинское и научное заблуждение.

Их потребители являются жертвами неправдивой рекламы, хорошо организованной группой заинтересованных промышленников, которые связаны и сотрудничают с рядом высокооплачиваемых или сбитых с толку членов медицинского корпуса.

Еще один пример: диктатура биологических лабораторий, генетические опыты

Полученные в 1978—1979 гг. генетические рекомбинации являются последним достижением молекулярной биологии, которое обеспечило ей прекрасный исследовательский инструмент. Генетической рекомбинацией in vitro (RGV) было названо интегрирование генетических информационных фрагментов, полученных от организма-донора, так называемого чужого, в генетическую программу организма-реципиента другого вида (хозяина).

Путем ограничения количества энзимов (ферментов) в конкретных точках делят на части (дробят или рассекают) чуждую молекулу ДНК какого-то определенного вида. Затем выбирают носитель инфекции, которым может быть то ли бактериальная плазмида, то ли вирусная молекула ARN. Благодаря ограниченному числу энзимов, раскрывают носитель инфекции и вводят чужеродный фрагмент ДНК. Под воздействием энзима происходит сращивание и ДНК фиксируется. Измененный носитель инфекции вводят в организм хозяина. Таким образом, создается новый вид гибрида, способный к самовоспроизведению.

174

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Вернер Арбер, Гамильтон Смит и Даниэль Натанс, которым в 1978 г. была присуждена Нобелевская премия, являются авторами идеи об использовании ограниченного числа энзимов. Ещё в 1965 г. В. Арбер задумал использовать усеченные энзимы для дробления генома и на этой основе разработать генетическую карту.

Как часто бывает в науке, если изначальная идея способствовала значительному продвижению к цели по разработке карты генома человека или животного и могла оказать помощь в научных исследованиях заболеваний генетического происхождения, то она незамедлительно могла использоваться в иных, менее благовидных целях. В 1971—1972 гг. были получены первые гибриды носителей инфекций, и успешно осуществлены первые генетические рекомбинации. В 1973 г. некоторые известные ученые заявили о своей обеспокоенности, так как понимали меру опасности, заключенной в генетических рекомбинациях. В июле 1974 г. 11 учёных написали печально известное письмо в американский научный журнал «Science», в котором они сообщали о вероятности появления различных рисков при генетических рекомбинациях и объясняли свои рекомендации.

Необходимо признать очевидное: одно дело, когда отдельные учёные не имеют иной цели, как продвигать вперёд науку и экспериментировать с благородными намреиями, совсем другое, когда другие, менее скрупулезные и менее честные, могут осуществлять ошибочные генетические рекомбинации. Это может нанести непоправимый ущерб всем живым видам, в том числе и человеку. Простая бактерия, содержащая отныне в своей ДНК чужеродный вирусный ген и ускользнувшая за пределы лаборатории, может заразить большое количество видов и вызвать настоящую катастрофу.

Так, например, гибрид ДНК может изменить безопасную бактерию озяина, которая безобидым способом моет стать вирулентной и разрушить зараженную клетку. Другая опасность состоит в том, что вирус использует нетрадиционные пути проникновения в клетки и разрушает их. Действительно, переход эндогенных вирусов от одного рода к другому достаточно редко встречается в природе, однако осуществленный в результате генетических рекомбинаций, он может спровоцировать подлинную катастрофу. Увы, подобное действие имело уже однажды место, что породило сегодняшнюю пандемию — СПИД.

Во всяком случае, если это не было случайностью, то вакцинации несут в себе потенциальную опасность. Действительно, если вирус животного обнаруживается в вакцине и объединяется в организме человека с невыявленным (скрытым) эндогенным вирусом, то существует риск естественной рекомбинации, о которой вакцинирующие врачи могут даже и не подозревать.

Понимая это, производители изготавливают, например, инсулин с бактерией, в которую введён человеческий ген. Если он там сохраняется, то для пациента всё будет хорошо. Однако есть опасения, что ряд лабораторий, для которых прибыль является главным определяющим фактором, используют генетические рекомбинации, вызывающие отклонения от нормы и опасные для здоровья людей.

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

175

В США ряд лабораторий, изготавливающих фармацевтическую продукцию, пошли без оглядки по пути генетических рекомбинаций. Это выгодно производителям медикаментов, пытающимся на международном уровне навязать свои законы медицине, способствуя появлению на рынке новой (и опасной) терапевтической техники.

Химиотерапия

Чтобы бороться с онкологическими заболеваниями, аллопатическая медицина использует только три метода: лучевую терапию, хирургию, химиотерапию и дополнительно — гипертермию (повышенную температуру).

Многие отрасли промышленности ориентируют свое производство на медицину, чтобы поставлять ей приборы, всё более приспособленные для проведения лучевой терапии, хирургических операций и для обнаружения злокачественных образований. Химическая промышленность не захотела отставать от других отраслей и в течение нескольких лет химиотерапия стала наиболее часто используемым методом лечения онкологических заболеваний. Химиотерапия как наиболее плохо изученный метод спровоцировала больше летальных исходов, чем ыздоровлений онкологических больных. А лекарства, неизменно используемые на протяжении вот уже 20 лет, продолжают убивать как раковые, так и здоровые клетки. Несмотря на это, химиотерапия остаётся одним из основных методов лечения, а лаборатории извлекают из этого огромную прибыль.

Аллопатическая медицина испытывает на себе давление лабораторий и государства, предписывающих ей строгие авторитарные правила. Она может использовать в лечении только определенный перечень химиотерапевтических препаратов, исключая все остальные. А все лекарства на основе лекарственных растений, которые используются во многих странах и дают положительные результаты при лечении онкологических больных, не входят в список рекомендуемых для химиотерапии. Их использование запрещено в большей части стран ЕС.

Интересно было бы узнать, какими принципами руководствуется указанное направление медицины, препятствующее онкологическим больным использовать те препараты, лечебные свойства которых уже доказаны на практике в странах, не входящих в ЕС? И почему врачам под угрозой санкций со стороны закона запрещают прописывать такие лекарства для лечения?

Жизнь подтверждает очевидность того, что для эффективного лечения онкологических больных необходимо использовать все то, что помогает в лечении, так как существующие виды терапии пока не могут дать полного эффекта. Очевидно также и то, что при противораковой терапии онкологические больные подвергаются принудительному химиотерапевтическому воздействию (испытывают настоящую «диктатуру химиотерапии»).

Эксперименты на людях

Детальный анализ совместной публикации Всемирной организации здравоохранения и Совета Международных организаций медицинских наук за

176

Фармацевтическая и продовольственная мафия

1982 г. «Международные директивы, предложенные для биомедицинских исследований, содержащих в себе человеческий фактор», показывает, что авторы этой работы сами не разобрались в сущности поднимаемой ими проблемы. Подтверждением такого вывода служат приведенные ниже выдержки:

«В конце концов, необходимо, чтобы все новации в диагностике, профилактике и терапии получили бы свою окончательную оценку на человеческом факторе» (с. 2).

«Следует учитывать тот факт, что стоимость прогрессивных исследований в высокоразвитых странах продолжает оставаться неизменно высокой. А это означает, что представляется маловероятным быть свидетелями усиления такой тенденции, когда исследовательские работы будут организованы там, где себестоимость и ограничения по их проведению будут минимальными» (с. 2).

«Участие людей в качестве объектов в биомедицинских исследованиях должно быть, по мере возможного, обусловлено правом их добровольного согласия на эксперимент и полного ознакомления с направлением этого исследования…» (с. 4).

В качестве комментария можно подчеркнуть, что текст этой публикации, кажется, составлен в лучших традициях совершенного лицемерия. Когда авторы хотят стать «свидетелями усиления тенденции в сторону проведения недорогих работ и с небольшими затратами», то невольно думаешь о том, что выделенное в тексте выражение «там, где…» нужно понимать не иначе, как развивающиеся страны, то есть страны Африки и Южной Америки. Фраза «по мере возможного» второй части текста (с. 4) имеет довольно сомнительный характер. Ведь это практически означает открытую дверь для любых злоупотреблений. В этом тексте речь идёт в равной степени об экспериментах на детях, заключенных и психически больных.

Что касается детей, то необходимо получить согласие родителей или опекунов ребёнка и, если это возможно, чётко выраженное согласие самого ребёнка. А как чётко может выразиться малолетний ребёнок?

В отношении психически больных людей необходимо получить соглсие члнов их семей, а в случае необходимости и официальных юридических лиц. А это опять открытая дверь для многих злоупотреблений. Никому не известно, за исключением нескольких врачей и членов персонала, то, что происходит в психиатрических больницах, где проводят эксперименты на пациентах без оформления на то их согласия.

То же самое долгое время происходило в больницах, где эксперименты проводились на не подозревающих об этом стариках, а также на лицах, не имеющих близких родтвнников.

Что касается заключенных, то первое, что приходит в голову, — их согласие было не обязательным, так как оно предопределено надеждой на досрочное освобождение из мест заключения. Для участия в терапевтическом эксперименте такое согласие было куплено, а не свободно получено.

Что касается здоровых волонтёров, участие которых в экспериментах вознаграждается, то следует задать им вопрос: есть ли острая необходимость уча-

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

177

стия в эксперименте ради того, чтобы лишь незначительно улучшить свои жизненные условия? Таким образом, их выбор продиктован финансовыми интересами. Но могут ли они быть уверены в том, что им до конца объяснили всю опасность участия в таком эксперименте?

Действительно, несмотря на обещания о вознаграждении в случае нанесения вреда здоровью, временной или постоянной потери трудоспособности, как и в случае смерти, отсутствуют реальные гарантии безопасного завершения эксперимента. Кто устанавливает эти вознаграждения? Как их получить? Открытая информация умалчивает об этом. Как показывает практика, лаборатории и медики — экспериментаторы не соблюдают никаких предварительных соглашений или договоренностей. Некоторые эксперименты по СПИДу были осуществлены в Центральной Африке с согласия правительств этой части африканского континента, но без согласия самих больных.

В конце концов, можно задать себе вопрос о необходимости таких более или менее странных экспериментов, потому что ежедневно в Европе, например, миллионы физических субъектов участвуют в экспериментах общего порядка, поглощая множество медикаментов. В результате многие из лекарств получили сомнительные лицензии, дающие право лабораториям свободно реализовать свои продукты на рынке.

Складывается впечатление, что фармацевтические лаборатории всесильны и проводят свою диктаторскую политику, но не по отношению к подавляющему меньшинству, принимающему участие в вышеописанных экспериментах, а по отношению ко всему человечеству. Эксперименты на человеке принимают гигантские масштабы. Однако у самой личности отсутствует возможность и всякое право осуществлять контроль их результатов, за исключением тех редких случаев, когда некоторые химические субстанции наносят видимый ущерб здоровью пациента (смрть или множественные осложнения). И только тогда это становится известно всем благодаря СМИ.

Пример господства фармацевтических лабораторий и тайный сговор между политиками и фармацевтами: назначение препарата
ATZ при лечении СПИДа

Следует заметить сразу, что этот препарат, широко применяемый при лечении СПИДа, не является новой молекулой, изобретенной исследователями для лечения этой страшной болезни. Лаборатории Burroughs Wellcome, являющиеся авторами-разработчиками этой молекулы, в течение 25 лет проводили эксперименты при лечении онкологических больных. В то время гематологическая токсичность этой молекулы была слишком высокой, и поэтому лаборатория не решилась выпустить это лекарство на рынок.

В 1986 г. рост числа заболеваний СПИДом привел к формированию многообещающего рынка. Лаборатории Burroughs Wellcome размышляют о том, что молекула, разработка которой обошлась им слишком дорого, чтобы быть совершенно забытой, могла быть использована с большой выгодой при лечении СПИДа. Под патронатом Food and Drug Administration эти лаборатории пред-

178

Фармацевтическая и продовольственная мафия

приняли первое двойное клиническое исследование без контроля с применением плацебо.

Так на рынке лекарств появился препарат AZT, который был единственным, применяемым при лечении СПИДа. Однако эксперименты, проведенные с такой поспешностью, были подвергнуты серьезной критике со стороны научных кругов. Вот мнение Джона Лористена, корреспондента журнала «New York Naitive», который следил за этим делом: «Эти испытания были проведены не только крайне небрежно, но, кроме того, они были мошенническими».

Вот что он утверждает в статье «Испытывается AZT»: «Предварительные испытания, проведенные под патронатом FDA, не придерживались научных критериев, придающих законный статус полученным результатам. Проведенное двойное клиническое исследование без контроля с применением плацебо явилось таким экспериментом, в котором ни врач, ни больной не знали, какая группа получает активную молекулу, а какая плацебо. В случае с применением AZT токсичность его была настолько высокой, что вызывала рвоту у пациентов в самом начале эксперимента, и таким образом врачи и пациенты с самого начала знали, кто принимает активную молекулу. Врачи, вовлеченные в этот эксперимент, имели доступ к результатам анализов крови пациентов и также могли получить подтверждение своих предположений о гематологической токсичности AZT. Несколько дней спустя пациенты, которые выяснили, кто из них принимал AZT, обменялись выданными капсулами и тем самым уменьшили свои дозы. Лаборатория и администрация, понимая, что эксперимент разоблачен и есть риск его закрытия в соответствии с международными научными нормами, решаются на следующий шаг. Они публикуют первые результаты эксперимента, но лишь за первые семнадцать недель, что было за несколько месяцев до назначенной даты. Представители сексуальных меньшинств США критиковали президента Рональда Рейгана и американское правительство за их безразличие к той драматической ситуации, которая сложилась в стране. Поэтому необходимо было представить конкретные результаты испытаний. FDA, которая несла ответственность за моральную и научную стороны проведения эксперимента, не захотела принимать на свой счёт критику членов международной научной общественности. Поэтому она опубликовала сообщение, заявляя следующее: «Мы не имеем никаких доказательств того, что в ходе эксперимента были замечены какие-либо большие нарушения. Мы считаем, что вторая фаза испытаний прошла успешно и что полученные результаты были подтверждены дальнейшими испытаниями».

Относительно этих испытаний г-н Ж.Ж.Рокка в апреле — июне 1993 г. в журнале «Медицинские новости» (M?decines nuvelles) написал следующее:

«Ни ответственные лица FDA, ни ответственные лица лаборатории не предоставили данные о токсичности этой новой молекулы. В конце семнадцати недель эксперимнта 31% пациентов, принимавших AZT, должны были получить однократное переливание крови, а 21% — многократное. Это было вызвано тем, что у больных начался процесс уменьшения количества красных кровяных телец. Оно наблюдалось у 45% пациентов, принимавших AZT, и у 12%, принимавших плацебо.

Глава 5. Пример господства государственно-фармацевтической диктатуры

179

Эти аномалии были приведены в 1989 году в передовице журнала «Lancet», который является печатным органом международного научного сообщества. Редактор журнала поставил под сомнение искреннее одобрение официальными лицами американского правительства, ответственными за общественное здравоохранение, того, что касается превентивного лечения препаратом AZT серопозитивных физических субъектов, которым еще не был точно поставлен диагноз СПИДа: «Результаты, полученные в США, кажутся очень интересными тем, что большое число исследователей этой страны поддерживают применение зидовудина (AZT) на первой стадии ВИЧ. Между тем, очень трудно дать правильную оценку всем сообщениям свободной прессы, когда неизвестны главные составляющие элементы этого дела. Нам говорят, что риск прогрессирующего развития болезни нужно поделить пополам, но при этом не сообщаются ни цифры, ни сколько лет наблюдений за пациентами лежит в основе подобных заключений. Кроме того, зидовудин (AZT) может задержать проявление симптомов, однако неизвестно, как этот медикамент сказывается на заболеваемости и смертности, если он используется в начальной стадии заболевания. Риск токсического отравления организма на длительный период времени всегда неизвестен».

Подобное предостережение журнала «Lancet» комментировалось в течение нескольких месяцев, пока лаборатория Burroughs Wellcome не опубликовала материалы одного исследования, показавшего, что AZT способен вызвать рак у подопытных мышей. Данное исследование подтвердило другое исследование in vitro, результаты которого господин Лористен проанализировал в статье, опубликованной в журнале «New York Naitive»: «В ходе эксперимента по трансформации клетки, а это был тест, определявший, способна ли субстанция спровоцировать появление рака, AZT проявил себя очень активно. Это открытие означало, что если пациент выдержит краткосрочную токсичность AZT, которая может быть для него смертельной, то он подвергнет себя риску заболевания раком через более продолжительный период времени.

Подобный риск заболеть раком из-за лечения AZT не охладил пыл ответственных лиц американского Департамента здравоохранения. Доктор Джеймс Мейсон, заместитель секретаря Департамента здравоохранения, смогла лишь утверждать то, что «вопреки всем этим новым открытиям, сделанным в результате экспериментов на животных, пораженные СПИДом пациенты, отказавшиеся от лечения AZT, подвергаю себя более значительному риску, чем те пациены, котрые согласились на лечение AZT».

Если что и неопровержимо в этих публикациях о лечении AZT, так это показатели товарооборота терапевтических монополий, которые долгое время не придавались огласке лабораторией Burroughs Wellcome. В августе 1989 г. газета «New York Times» сообщила, что AZT мог бы приносить согласно квалификации некоторых аналитиков астрономически высокие прибыли: «Продажи в финансовом году, который закончился в прошлом месяце, достигли 220 млн. долларов, а валовая прибыль оценивается в 100 млн. долларов (почти 50%). По мнению аналитиков, при новой волне заболеваний продажи в 1992 г. могут достичь 1 млрд. долларов «.

180

Фармацевтическая и продовольственная мафия

Но эта цифра была вскоре значительно перекрыта. Можно утверждать, не боясь при этом ошибиться, что товарооборот лабораторий Burroughs Wellcome в 1993 г. перешагнет рубеж 2 млрд. долларов, а это значительно превышает 10 млрд. новых французских франков!

Как тогда такой препарат, имеющий сильную гематологическую токсичность, доказанный эффект подавления иммунитета, серьезные побочные действия и вероятность вызывать онкологические заболевания, может быть использован для лечения СПИДа? Кроме того, вследствие лечения AZT происходит снижение иммунитета, а также ускорение вирусной репликации. Говоря другими словами, AZT ускоряет смерть больных СПИДом.

Разумно задать вопрос: какие же финансовые сделки были заключены для того, чтобы получить разрешение на продажу этого препарата, когда сроки испытаний не выдерживались, а протоколы не были соблюдены?

Было бы интересно узнать фамилии основных акционеров лабораторий Burroughs Wellcome. Безусловно, среди них можно встретить имена как известных политических деятелей и ученых, так и уже давно забытых.

Таким образом, организм больных СПИДом физически не может выдержать воздействие препарата AZT, и они отправляются в потусторонний мир быстрее, чем им положено, по причине политико-фармацевтического авантюризма, демонстрируемого группой бессовестных субъектов.

Постоянная ссылка на это сообщение: http://vitnik.ru/8lui_brouer.htm

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *